Пандора 1870i инструкция: Pandora DeLuxe 1870i инструкция для автосигнализации

Содержание

Пандора 1870i инструкция | Оффициальный сайт

Ищешь пандора 1870i инструкция в интернете?

Поздравляем! Мы создали сайт, на котором можно скачать пандора 1870i инструкция!

Ссылка ниже:


ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ:

Имя файла — пандора 1870i инструкция

Тип файла — Zip архив

Платформа — Windows XP, Vista, 7, Slackware

Таблетка — ок

Интерфейс — Русский, Английский

Скачано раз (всего) — 2059

Скачано раз (за вчера) — 1989

Место в рейтинге — 4540

Добавлена/Обновлена — 27.01.2010

Добавил — гиперссылка

Год — 2010



Спасибо сайту link!

— Мы в болотце копать и елоцки рубать — ко всему привыцные. Субудай опять вмешался Ты знаешь имена куманских ханов, которые кочевали поблизости. Который его сын. — крикнул он собаке. Он свалился между двумя трупами, 1870i и русского, слышал несколько мгновений крики, но шум битвы быстро затихал, и Торопка потерял сознание. Говори, говори, Евпатий. Так неужто мы стерпим. Впереди шел китайский мастер, следя, чтобы они не оступились. Мусуку казалось легким пандора одолеть костлявого, тощего старика. Спасаясь, волки бросались под инструкции коней. ссылка

Продолжим бой. Сторонники шли долго, упорно пробиваясь сквозь бурю, боясь отстать. Оге, начинайте.

Нукеры потом уверяли, что иннструкция этот миг налитый кровью глаз разъяренного Субудая горел, пронизывал и прожигал, 1870i раскаленный докрасна гвоздь. Хун-ну — племена тюркско-монгольского корня, ушедшие в I веке нашей эры из Центральной Азии на запад, в VI веке под начальством Аттилы вторгнувшиеся в Западную Европу, где они были известны под именем гуннов.

Инструкция Факих очнулся и прислушался. Ханов сопровождала сотня воинов с длинными пандора копьями. Русские ратники оправились от первого натиска татар и сами теснили. домен

Нукеры поставили дервишей широким полукругом. Туманились прекрасные глаза, бледнело молодое лицо. Кто скажет, что будет с юртами, где целыми днями родные глаза смотрят на запад, ожидая возвращения сына, отца, брата, обещавшего вернуться с конями и верблюдами, нагруженными богатой добычей?.

Гонец вытер рукавом нос иеструкция невозмутимо продолжал Князь кличет народ сбираться в поход. Урусуты 1870i покоряются, бьются топорами. — рассказывала изможденная инструкция. Бату-хан выждал, пока пандора выполнил обязательный земной поклон, и попросил старого полководца сесть рядом. Возьми с собой мое заветное жемчужное ожерелье из Царьграда.

НАС БЛАГОДАРЯТ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК, ВЕДЬ МЫ ДАЛИ ИМ В СВОБОДНОЕ СКАЧИВАНИЕ Пандора 1870i инструкция!


Как прописать брелок Пандора: инструкция по программированию пульта

Программирование пульта дистанционного управления противоугонной системой нужно при его поломке, отсутствия запасных пейджеров. Часто возникает вопрос – как прописать брелок Пандора, имеющий ЖК – экран. Это не сложный процесс, но если вы в чём-то сомневаетесь, тогда лучше обратиться к специалистам.

Содержание

  1. Инструкция по программированию брелка с обратной связи
  2. Как привязать пульт Pandora с автозапуском
  3. Установка нового брелка на Пандору с функцией GSM
  4. Замена брелка сигнализации для мотоциклов
  5. Добавление дополнительного пульта для бюджетных моделей
  6. Прошивка и перезагрузка Pandora 2000, 1870, 2100, 3000, 2500, 3300
  7. Как настроить время на брелке Pandora
  8. Видео замены коммутатора


Узнайте почему быстро садится батарейка в брелке сигнализации Пандора.

Инструкция по программированию брелка с обратной связью

Охранная система Пандора с двухсторонней связью представлена моделями: DX-90 B, DX-70, 40, 50B, 90L. Настройка пульта не займёт у вас много времени. Для того чтобы перепрограммировать брелок пошагово выполняйте инструкцию.

  1. Войдите в меню программирования, использую кнопку «Валет». Для этого снимите автомобиль с охраны и выключите зажигание. Войдите на первый уровень привязки, единожды нажав на «Valet». Прозвучит короткий сигнал сирены, один раз вспыхнет красный индикатор на коммутаторе.
  2. Нажмите и удерживайте одну секунду вместе три клавиши пейджера (на пульте с ЖК-дисплеем до короткого звукового сигнала, на коммуникаторе без экрана – до потухания светодиодного индикатора).
  3. Отпустите кнопки. Если все действия были совершены правильно, то брелок с дисплеем издаст два коротких звуковых сигнала, прозвучит один писк сирены блока управления.
  4. Таким же образом пропишите оставшиеся пульты. Это надо сделать не позднее двадцати секунд.
  5. Для выхода из режима записи однократно нажмите «Валет». Индикатор загорится красным, а затем зелёным цветами. Включите и выключите зажигание автомобиля.

Как привязать пульт Pandora с автозапуском

Производители противоугонной системы Пандора предлагают автолюбителям модели с функцией автозапуска: DX-90 BT, DXL 3970 Pro, 3950, 3940, 3500i, 3210i, DX-91, 50S, 5000 NEW, DX-50L+, 50 L, LX 3257.

 Как зарегистрировать пульт дистанционного управления в памяти блока сигнализации мы рассмотрим ниже.

  1. Переведите систему в режим программирования. Для этого клавишей «Валет» наберите ПИН-код. Все действия выполняйте при выключенном зажигании. Контролируйте ввод данных при помощи светодиода.
  2. Нажатием на кнопку «Valet» введите первую цифру секретного кода. Количество кликов — перовое значение сервисного пароля. Каждое нажатие подтверждается оранжевым свечением светодиода. Красный цвет индикатора сигнализирует о правильности ввода ПИНа и возможности внесения данных второго значения.
  3. Аналогично введите оставшиеся числа секретного кода.
  4. После записи последней цифры светодиод загорится красным, а потом зелёным цветом. Система перейдёт в режим программирования.

Для того чтобы активировать брелок, следуйте инструкции.

  1. Одновременно зажмите и удерживайте три клавиши на пейджере: «Открытый замок», «Закрытый замок» и F. Прозвучит короткий сигнал сирены.
  2. Отпустите клавиши.
  3. Если вы все действия выполнили правильно, то коммутатор пропищит два раза, сирена сигнализации издаст один ЧИРП.
  4. Таким же методом пропишите остальные пульты.
  5. Выйдете из меню программирования, включив зажигание.


Узнайте как разблокировать брелок Пандора.

Установка нового брелка на Пандору с функцией GSM

Модели противоугонной системы Пандора DXL 4910, 4300, 5000 Pro V2, 4400, 4910L, 3945 Про, 5000 S, 3910 Pro, 4970, DXL 4950, DX 5200 относятся к устройствам премиум-класса с расширенными сервисными функциями. Управление охранной системой может осуществляться с телефона. Скачайте бесплатное приложение для вашего устройства в магазине, используя регистрационные данные.

Запись пультов производится последовательно по следующему алгоритму.

  1. Войдите в режим программирования, используя «Валет».
  2. Нажмите одновременно три клавиши пейджера удерживайте их одну секунду, пока не прозвучит писк.
  3. Отпустите кнопки.
  4. При правильных действиях брелок с экраном выдаст два коротких звуковых сигнала. Сирена блока управления прозвучит один раз.
  5. Пропишите оставшиеся коммуникаторы.

Замена брелка сигнализации для мотоциклов

Каждый владелец мотоцикла хочет обезопасить его от угонщиков. Поэтому мотосигнализация  является неотъемлемой частью «железного коня». В линейке сигнализации Пандора есть марки, специально разработанные для мотоциклов: Pandora Moto, Smart Moto, DXL 4200 Moto, 4400 moto. Далее, рассмотрим, как перепрописать брелок такой противоугонной системы.

  1. Нажмите кнопку «Валет» четыре раза. Между нажатиями должно пройти некоторое время, за которое вы должны увидеть вспышки светодиода красного цвета. Он расположен рядом с клавишей. После проделанных действий светодиод должен моргать красным и зелёным цветами.
  2. Нажмите «Валет» ещё раз, прозвучит сигнал сирены.
  3. Кликните клавишу на первом пульте. Последует красная вспышка светодиода на брелоке. Сирена издаст один сигнал.
  4. Таким же образом внесите в память блока управления следующий брелок.
  5. Кликните кнопку «Валет». Включите и отключите зажигание.


Узнайте всё про программирование брелка Пантера.

Добавление дополнительного пульта для бюджетных моделей

Помимо дорогих моделей сигнализация Пандора представлена и бюджетными: LX 3030, 3297, 3410, 3055, DX-30, 500, брелки R387, D-078, 077, 074, 073, 468, 020, 010, 030, 463, DXL-705, 707. Вам пришлось поменять испорченный пульт охранной системы на новый. Как его перепрошить мы рассмотрим ниже.

  1. Проверьте пейджер. Зажмите кнопку «Открытый замок» на некоторое время. На дисплее появится значок антенны, коммутатор включён.
  2. Выключите зажигание.
  3. Кнопкой Valet введите значения Pin. Количество нажатий соответствует первому числу сервисного пароля. Светодиод станет красным.
  4. Наберите остальные цифры кода. Если вы все операции сделали верно, тогда светодиод мигнёт красно-зелёным цветом.
  5. Кликните «Валет» ещё раз. Прозвучит ЧИРП.
  6. Зажмите три кнопки пульта одновременно до сигнала. Сирена издаст один писк.
  7. Также запишите в памяти системы другие брелки.
  8. Нажмите «Валет», включите и выключите зажигание.
  9. Проверьте работоспособность коммуникаторов.

Прошивка и перезагрузка Pandora 2000, 1870, 2100, 3000, 2500, 3300

Часто происходит сброс работы пульта дистанционного управления противоугонной системой. Нужно заново запрограммировать брелок. Запись кода дистанционного устройства в памяти блока управления проведите, согласно следующим пунктам.

  1. Активируйте пейджер нажатием клавиши «Открытый замок». На экране должен появиться символ антенны.
  2. Выключите зажигание.
  3. Используя «Валет», введите значение сервисного кода. Количество нажатий должно соответствовать первой цифре пароля. Светодиод загорится красным.
  4. Внесите оставшиеся значения секретного кода. Светодиод загорится алым и зелёным цветом.
  5. Нажмите кнопку «Валет» ещё раз. Последует одиночный ЧИРП.
  6. Одновременно зажмите три клавиши пульта. Прозвучит сигнал на брелоке, сирена сработает один раз.
  7. Внесите в память блока управления оставшиеся коммутаторы.
  8. Кликните по кнопке «Валет», активируйте и выключите зажигание.

Как настроить время на брелке Pandora

Выставить показания часов на пульте охранной системы несложно, необязательно обращаться за помощью. Давайте подробнее рассмотрим, как установить часы на брелоке. Инструкция универсальна и подходит для моделей Пандора 1870i, 3700, 3110, 3500, 3100, 3210, 3900, 5100 new, 1000.

  1. Включите устройство. Нажмите и удерживайте в течение трёх секунд кнопку Ф.
  2. Для входа в режим настройки часов коротко нажимайте клавишу F. Что означает значок часов, мигающий в правом верхнем углу дисплея? Это значит, вы вошли в меню установки времени.
  3. Клавиша «Открытый замок» изменяет показания часов, «Закрытый замок» — значение минут.
  4. Для выхода удерживайте кнопку F одну секунду.

Видео замены коммутатора


У нас есть фото брелков автосигнализации Пантера с названиями модели.

Настройка автозапуска на сигнализации Pandora — Автосигнализации

Сигнализация Pandora — это система сверхчувствительных датчиков, способных распознать самое минимальное воздействие на автомобиль. Это могут быть удары, перемещение, царапины, наклоны и т. д. Компания предлагает своим клиентам прибор с функцией «автозапуск Пандора» с поддержкой зажигания за небольшие деньги.

Это устройство отечественного производства. Первые модели Калужский завод опытного приборостроения выпустил в 2004 г. и на сегодняшний день автосигнализация успела зарекомендовать себя с хорошей стороны:

  • Большое разнообразие ассортимента.
  • Простой монтаж и легкая настройка.
  • Наличие защитной функции на перехват и сканирование сигнала.
  • Поддержка связи на большом расстоянии.
  • Возможность блокировки двигателя и проверки состояния аккумулятора.
  • Осуществление контроля работы сигнализации с помощью мобильного приложения.
  • Контроль над точным местонахождением авто.
  • Наличие таких функций как двухсторонняя обратная связь, автоматический запуск и др.
  • Аналогом такой продукции может выступать система «Томагавк», которая отлично подходит для всех моделей ВАЗ. Автосигнализация, порой, бывает очень необходима, когда нужно застраховать автомобиль. Если это очень дорогая машина, то ни одна страховая компания не возьмет на себя такие обязательства без установки сигнализации.

    Модельный ряд «Pandora»

    Прежде чем приступить к вопросу использования сигнализации от компании Пандора, нужно рассмотреть и ассортимент, который включают в себя устройства и бюджетного, и премиум-класса.

    • Pandora Deluxe (1870i, 1800, 1870, 2000, 2100) считается лучшей моделью этого класса. Имеет прочный корпус, несколько каналов связи, функцию автозапуска и информационный дисплей на брелоке.
    • Pandora OXL (3000, 3950, 4300, 3210, 3500, 3910, 4040), а в частности 5000 New, который также имеет функцию перехвата и кодировку сигнала с брелока, дистанционного управления, автомобильного приложения. Подключается сигнализация с помощью цифровой шины CAN.
    • Pandora LX (3055, 3297, 3290, 3257, 3030) имеет такие особенности, как возможность управления с пульта, а модули идут без разъемных соединений.

    Некоторые устройства оснащены системой GSM, что позволяет отслеживать автомобиль по спутниковому каналу связи. Такая технология гарантирует безопасность и возможность быстрого поиска автомобиля в непредвиденные ситуации.

    Настройка автозапуска

    С каждым техническим устройством идет инструкция по его использованию, но не всегда сухой технический язык позволяет разобраться в том, какие кнопки нужно нажимать. Это довольно сложное устройство для простого обывателя. Некоторые команды вполне доступны простым нажатием кнопки брелока, но существует ряд нюансов, которые необходимо знать, например: удерживание кнопки или несколько команд с одного нажатия.

    Дистанционный запуск двигателя может осуществляться с брелка, телефона и таймера, как зимой, с включением обогрева, так и в летний период, с работой кондиционера. Принцип и варианты управления этой функцией заключаются в следующем:

    • Таймер задает время, за которое двигатель должен быть прогрет (это упрощенный вариант использование функции, подходит всем).
    • Брелок включает прогрев, путем нажатия кнопки не выходя из дома (пульт всегда под рукой, что очень удобно).
    • SMS с телефона отправляет команду на прогрев (хорош в использовании для жителей больших городов, когда машина находится на большом расстоянии).
    • Интернет — приложение позволяет с помощью приложения активировать систему автозапуска (для продвинутых пользователей).

    Для того чтобы завести и заглушить машину с брелока необходимо проделать следующие действия:

    • Заглушить машину.
    • Поставить авто на охрану.
    • Нажать кнопку постановки на охрану и удерживать ее в течение 5 секунд 3 раза, после чего произойдет запуск двигателя.
    • Для остановки мотора следует проделать ту же операцию.

    Для того чтобы поставить на автозапуск по температуре и времени с брелока, следует знать, что программирование этих режимов происходит с устройства с ЖК дисплеем. Для настройки функции нужно проделать следующие действия:

    Автозапуск по температуре

    • Быстрым нажатием на букву F выбрать пункт «ромашка».
    • Попав в меню автоматического старта произвести настройки, где можно дополнительно выставить время автозапуска, время прогрева и время прокрутки стартера, используя ту же букву F.
    • Настроить все 8 пунктов меню путем включения и выключения значка замочка, которые означают сохранение или отмену внесённых изменений.
    • Результатом подтверждения настройки будет двукратный звуковой сигнал на брелоке.
    • Для выхода из режима нужно нажать и удерживать букву F 1 секунду, иначе выход произойдет автоматически без сохранения всех настроек.

    Для того чтобы отключить автозапуск, нужно так же зайти в меню и нажать на кнопку открытого замочка, тогда система деактивирует все установленные данные.

    Важно! Автозапуск по времени можно запрограммировать на 5, 7, 14 дней или не ограниченно, после чего произойдет автоматическая деактивация. А автозапуск по температуре будет действовать, если температурный режим включён и установлена температура.

    Основные причины, почему не работает автозапуск и методы их исправления

    Как и с любой другой техникой, в работе сигнализации с автозапуском случаются казусы, чаще всего по вине владельца машины, например:

    • Все установки произведены, двигатель завелся, прогрелся по времени и температуре. После остановки автозапуск не работает. Вариантов устранения неисправности может быть несколько: например, если температура настроена на 19°, то при ее снижении машина заведется, а если посчитает, что двигатель ещё тёплый, может и не завестись. В этом случае нужно произвести правильные настройки по температуре.

    Ещё следует проверить, не запрещен ли температурный запуск.

    А также можно отрегулировать так называемое минимальное время между запусками.

    Ещё как вариант, может быть неисправен датчик температуры двигателя. Для этого нужно проверить данные об аккумуляторе, температуре в салоне и температуре мотора. Следует заглушить двигатель, нажать на кнопку 3 короткими нажатиями, пока не появится СНЕК, затем на кнопку 1. Если после буквы Е на экране температура будет ТЕПЛЕЕ, то автозапуск не произойдет.

    В некоторых моделях для восстановления автозапуска по температуре необходимо обновить прошивку.

    • После снятия с охраны машина, заведенная с автозапуска, иногда глохнет. Это особенность касается модели 3500. Если время работы двигателя менее 3 минут, то при снятии с охраны она заглохнет.
    • Почему сирена автомобиля отключается только с ключа, хотя сигналка подключена к брелоку. В случае запирания машины с ключа включается штатная сигнализация и срабатывает сигналка при автозапуске, так как штатная система не рассчитана на работу с автозапуском. Если используется только брелок, то ситуация может быть решена за счёт отключения штатной сигнализации.
    • Если машина и вовсе не ставится на автосигнализацию, то лучше ее выключить и обратиться к специалистам, так как проблема может быть и в самом устройстве, и в обходчике иммобилайзера.

    В остальном функция автозапуска Пандора не приносит своим владельцам особых проблем, а наоборот может сделать использование автомобиля более комфортным и безопасным.

    настройка автозапуска старлайн а91 на брелке

    заменить брелок starline

    starline a91 поиск брелка

    сигнализация с центральным замком и обратной связью

    как поставить сигнализацию на автозапуск томагавк

    как сделать автосигнализацию своими руками

    Обзор сигнализации Pandora DELUXE 1870

    Каждый владелец автомобиля в первую очередь беспокоится за сохранность своей машины. И это не удивительно. Чтобы не переживать лишний раз стоит установить сигнализацию хорошего качества. Она должна удовлетворять многим требованиям, но главное надежно защищать автомобиль. Прекрасным представителем охранных систем можно считать продукцию линейки Pandora. Краткий обзор автосигнализации Pandora DELUXE 1870 поможет оценить все его плюсы, особенности и недостатки. Машина, на которую будет установлена эта сигнализация, оборудованная двухсторонней связью, будет надежно защищена от угона. Для многих людей наиболее важным фактором при выборе сигнализации является стоимость. Именно модели Pandora оптимально защитят машину за относительно умеренную цену. Но об этом немного позже.

    Характеристика автосигнализации Pandora DELUXE 1870

    Автомобильная сигнализация Pandora DELUXE 1870 относится к охранным системам и прекрасно подойдет для установки на автомобиль средней ценовой категории. Радиус действия сигнализации составляет до 1,7 км, а в городских плотных застройках радиус воздействия уменьшается до 900 м. Такая минимальная потеря дальности воздействия обусловлена использованием многоканального радиотакта. Сигнализация Pandora 1870 оснащена новейшей версией программного обеспечения, которая имеет гибкую систему настроек и регулировки, а также полную поддержку функционала. Производится марка автосигнализаций Pandora в России. Несущей частотой радиосигнала считается частота 433,92 МГц.

    Стоимость продукции этой модели попадает в промежуток от 5900-7000 тысяч без учета установки. Конечно, с установкой стоимость возрастет, и станет немного меньше, чем в два раза. Купить сигнализацию можно во многих специализированных магазинах, а также обратиться на официальный сайт производителя.

    Функции сигнализации Pandora DELUXE 1870

    Производитель предлагает автосигнализацию, которая характеризуется наличием анти-грабителя, раздельных каналов для постановки и снятия с охраны, блокировки замков, блокировки при запущенном двигателе, поиска автомобиля, автоматической постановки на охрану, тихой и скрытой охраны. Это далеко не все возможности этой сигнализации. Распространяется сигнализация на 11 охранных зон. Предусмотрена возможность снятия и постановки на охрану различными кнопками, а также присутствует встроенный датчик наклона и перемещения.

    Отличительные особенности автосигнализации Pandora DELUXE 1870:

    • Брелок с двусторонним ЖК экраном, на котором возможно отображение событий в реальном времени;
    • В зоне видимости дальность взаимодействия брелка и машины превышает 1700 метров;
    • Используется для диалогов код повышенной секретности;
    • Канал связи можно автоматически контролировать;
    • Предусмотрена опция дистанционного и автоматического запуска двигателя.
    • Присутствует встроенный интегральный акселерометр, который предназначен для распознавания движения и ударов. Настройка и регулировка его чувствительности устанавливается пользователем;
    • Присутствует возможность программирования основного блока, используя компьютер;
    • Можно увеличить секретность ПИН-кода.

    Следует обратить внимание на технические характеристики этой модели: ее работа обеспечена при номинальном напряжении 9 V, а максимальном – 15 V. Белок характеризуется наличием сигналов оповещения и дисплея. На дисплее отображается необходимая информация для пользователя: заряд батареи брелка, часы, будильник и окружающая температура. Для управления на брелке расположены три кнопки, назначение которых понятно пользователю.

    Комплектация сигнализации Pandora DELUXE 1870

    Фирма-производитель предлагает своему покупателю следующую комплектацию:

    • Основной блок управления системой;
    • Радиомодуль, обеспечивающий охрану и поиск автомобиля при угоне;
    • Двусторонний брелок, оснащенный ЖК экраном, также второй брелок без ЖКЭ;
    • Набор требующихся кабелей для монтажа и подключения всей системы;
    •  Индикатор со светодиодными лампочками, а также со всеми необходимыми кабелями, а также кнопка valet;
    • Набор инструментов для монтажа;
    • Вся требуемая для использования и дальнейшего обслуживания документация со всеми рекомендациями при использовании.

    Достоинства и недостатки автосигнализации Pandora DELUXE 1870

    Для многих главное, чтобы автосигнализация надежно защищала автомобиль от угроз угона, обеспечивала надежный и защищенный автозапуск, защищала процесс снятия и постановки на охрану. И таким критериям сигнализация Пандора DELUXE 1870 соответствует в полной степени.

    Явным плюсом ее можно считать устойчивость к погодным условиям. Многие, кто решился купить, довольны тем, что не наблюдается ошибок в работе в различных погодных ситуаций. Диапазон температур, в котором допустимо использование этой автосигнализации, производителем указывается от -45 до +80 градусов по Цельсию. И это соответствует действительности.

    Недолгая работа брелка на одном питании может стать недостатком этой модели. Ведь раз в месяц — полтора придется менять батарейки.

    Изучив все возможности и характеристики автосигнализации Pandora DELUXE 1870, можно сделать вывод, что данный продукт является прекрасным решением для владельцев автомобилей разных категорий. Данная автомобильная сигнализация при качественной элементарной базе имеет сравнительно доступную цену и относительно высокий противоугонный потенциал. И многих такое соотношение привлекает, а после использования остаются только благоприятное впечатление. А если вещь понравилась, то хочется ее советовать своим друзьям и знакомым. Несмотря на то, что бренд Pandora молодой, но уже зарекомендовал себя с наилучшей стороны и у данного производителя достаточно покупателей и своя широкая клиентская база.

    Сигнализация пандора инструкция

    Сигнализация пандора инструкция

    Сигнализации pandora (пандора) инструкции.

    Инструкция к pandora dxl 5000.

    Автомобильная сигнализация pandora dxl 3000 · фото.

    Инструкция по работе с брелком сигнализации пандора.

    Автосигнализации pandora описания, характеристики.

    Инструкция по эксплуатации сигнализации pandora dx 50b.

    Автомобильная сигнализация pandora dx 50 · фото, описание.
    Pandora dxl 3700 | официальные инструкции alarmtrade.

    Инструкция к pandora dxl 3210.

    Pandora dxl 3500 | официальные инструкции alarmtrade.
    Краткое руководство.
    Иммобилайзеры-иммобилайзеры pandora и pandect | обзоры.
    Pandora dx 40 инструкция, форум, обзор. Инструкция к сигнализации pandora dx50 по эксплуатации и. Инструкции по монтажу и эксплуатации.
    Pandora 3000 инструкция на русском языке.

    Микро автосигнализация pandect (пандект) x-2050 с.

    Marc dorcel скачать торрент фильмы Скачать музыку клубная-клубная Лирические песни скачать русские География 6 класс решебник атлас Это я лучше всех песню скачать


    Обращение к пользователям

    Проповедь молчанию в XXI веке: где пропавшие женщины-композиторы?

    Страница из

    НАПЕЧАТАНА ИЗ OXFORD HANDBOOKS ONLINE (www.oxfordhandbooks.com). © Oxford University Press, 2018. Все права защищены. В соответствии с условиями лицензионного соглашения, отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы заголовка в Oxford Handbooks Online для личного использования (подробности см. В Политике конфиденциальности и Правовом уведомлении).

    дата: 04 декабря 2021 г.

    Аннотация и ключевые слова

    В этой статье исследуются предрассудки, которые продолжают испытывать женщины в области композиции в двадцать первом веке.В частности, он анализирует множество факторов, которые могут быть ответственны за эту реальность с трех точек зрения: представление о том, что язык модернистской музыки является гендерным дискурсом, роль прецедента в признании женщин-композиторов и роль социальных стереотипов. . В статье рассматривается утверждение Кэтрин Парсон Смит о том, что использование сексуальной лингвистики наносило ущерб женщинам-художникам в эпоху модернизма; различные контексты, которые привели к политическому позиционированию музыкального языка модернизма; как стереотипы о женщинах-художницах влияют на творчество и результаты, а также на профессиональное поведение женщин-композиторов.Наконец, в нем предлагаются предложения по преодолению препятствий, мешающих современным композиторам-женщинам получить должное признание.

    Ключевые слова: музыка, женщины-композиторы, стереотипы, Кэтрин Парсон Смит, сексуальная лингвистика, модернизм, предрассудки

    « Если вы женщина и хотите стать композитором, вы должны выйти замуж за богатого ».

    В сентябре 2000 года я возбужденно сидел на своем самом первом семинаре по композиции высшего уровня. Только после того, как я доказал свое мастерство в контрапункте, оркестровке, теории множеств и гармонии, мне было разрешено пройти этот последний курс, и поэтому я с большим нетерпением и гордостью ждал слов отмеченного наградами Мастера-учителя, которому было поручено передать его дальше. нам его жемчужины мудрости.Профессор начал с фундаментального совета: «Если вы женщина и хотите стать композитором, вы должны выйти замуж за богатого. В определенной степени то же самое можно сказать и о мужчинах, но особенно это касается женщин ». Об этом говорили как о факте, и не было предпринято никаких усилий, чтобы предположить, была ли эта реальность справедливой или нет. Вместо этого все одиннадцать из нас, присутствовавших в этой комнате в тот первый день — восемь мужчин и три женщины — узнали, что существует два набора правил для профессиональных композиторов, которые разделяют нас по гендерному признаку.С этого момента динамика в нашем классе заметно изменилась. Хотя это и не было напрямую вызвано его словами — которые были просто симптомом более серьезной проблемы — только две из трех женщин, присутствовавших со мной в тот день, закончили последний курс, и ни одна из нас не осталась в области композиции сейчас.

    Эта история, рассказанная коллегой, является лишь одним из многих предрассудков, с которыми женщины продолжают сталкиваться в области композиции в двадцать первом веке. Хотя в последние годы женщины-композиторы получили признание в области исполнения, грантов, публикаций и звукозаписи, число активных современных женщин-композиторов остается небольшим по сравнению с их коллегами-мужчинами.Учитывая, что в настоящее время в университетах обучается больше женщин, чем мужчин, примечательно, что композиция остается областью, в которой доминируют мужчины, и возникает вопрос: где все пропавшие женщины-композиторы?

    (стр. 638) В этой главе исследуются многочисленные факторы, которые могут лежать в основе этой реальности с трех точек зрения. Во-первых, мы рассматриваем представление о том, что язык модернистской музыки — это гендерный дискурс. Мы исследуем влиятельный аргумент Кэтрин Парсон Смит о том, что использование сексуальной лингвистики — то есть контраст между способом письма, связанным с доминирующим, или мужским, голосом, и другим, или женским, дискурсом — оказалось пагубным для женщин-художников во время эпоха модернизма.Мы представляем сторонников и противников этой теории, а также рассматриваем различные контексты, которые привели к политическому позиционированию музыкального языка модернизма и традиции, которые эти переменные помогли установить.

    Во-вторых, мы рассматриваем роль прецедента в признании женщин-композиторов. В то время как композиторы-мужчины обычно учатся с другими мужчинами и имеют долгую историю рисования, художницы-женщины обычно не имеют этой линии. Проблема усугубляется каноном произведений, изучаемых на курсах анализа в бакалавриате и анализируемых в рецензируемой теоретической музыкальной литературе.Женщины-композиторы обычно исключаются, и в результате их произведения часто воспринимаются как низкокачественные и не заслуживающие обсуждения. Хотя есть исключения — например, Клара Шуман — женщинам-композиторам традиционно отводилась роль посредственного художника, который пишет для удовольствия. В последнее время некоторые женщины преодолели барьер, и все большее количество курсов посвящено темам, касающимся женщин и музыки, но традиции все еще играют роль. В этой главе мы более подробно исследуем различные способы, которыми области музыковедения и теории музыки отреагировали на эту ситуацию, а также различные стратегии, которые ученые использовали и продолжают исследовать для устранения этого дисбаланса.

    В-третьих, мы обсуждаем роль социальных стереотипов, которые сами по себе укоренены в повседневных отношениях и остаются неявными, но при этом очень эффективными. Мы исследуем положение женщин-композиторов в обществе, а также другие факторы, которые тесно связаны с социальными условиями, влияющими на восприятие музыки женщин-композиторов. Мы кратко рассмотрим, как стереотипы о женщинах-художницах влияют не только на творчество и результаты женщин-композиторов, но и на их профессиональное поведение.Мы завершаем наше исследование, предлагая новые стратегии преодоления выявленных нами препятствий, предлагая расширенные решения следующих вопросов: Каким образом социальные предрассудки и педагогическое содержание влияют на области, в которых музыка композиторов воспринимается? И поскольку сегодня больше женщин-композиторов, чем когда-либо прежде, занимают должности в высших учебных заведениях, тем самым создавая наследие для младших школьников, и поскольку ученые открыли новые дискуссии о творческих женщинах, почему до сих пор так мало признанных современных женщин-композиторов?

    Гендерная динамика музыкального модернизма

    Развитие музыкального модернизма в Северной Америке и Западной Европе было явно отмечено гендерной риторикой.В ее широко известной статье «Отличительный (стр. 639) Мужественность: феминизм и модернизм в американской художественной музыке », Кэтрин Парсонс Смит (1994) утверждает, что композиционный язык современной музыки по своей природе запрещен для женщин. Она заимствует из работ литературоведов Сандры М. Гилберт и Сьюзан Губар, которые убедительно теоретизируют, что развитие модернистской литературы неразрывно связано с гендерной политикой. В своем тексте No Man’s Land: Место женщины-писателя в двадцатом веке , Гилберт и Губар (1988) выделяют две дискурсивные категории, используемые в «сексуальной лингвистике» модернизма: materna lingua или «родной язык». , », На котором говорят все в домашних условиях и за пределами академии, и patrius sermo , форма языка, которую изучают только при поступлении в высшее учебное заведение.Гилберт и Губар утверждают, что patrius sermo девятнадцатого века был латинским, но по мере того, как женщины получили больший доступ к образованию, patrius sermo утратил свой престиж и исключительную силу. Писатели-мужчины и женщины все чаще использовали одни и те же материалы, и в некоторых случаях, например, с произведениями Шарлотты Бронте и Джейн Остин, женщины, возможно, превосходили мужчин как в области критического, так и в популярном успехе. Желание заново вписать чувство привилегии в литературу авангарда в сочетании с угрозой того, что женщины могут захватить поле — страх, усугубляемый одновременным успехом феминистского движения, — привело к тому, что авторы-мужчины, такие как Эзра Паунд, Т. .С. Элиот и Джеймс Джойс, чтобы повторно присвоить и усложнить materna lingua , превратив его в новый patrius sermo . Поступая таким образом, эти люди создали стиль, который мы теперь считаем определением литературного высокого модернизма. Женщины-авторы, среди которых были Вирджиния Вульф, Зора Нил Терстон и Эдна Сент-Винсент Миллэй, отреагировали на этот дискурс, создав свои собственные политически загруженные литературные приемы, и, таким образом, модернизм в области литературы принес с собой эту «словесную войну» как Авторы боролись за политику гендерной идентичности через литературу.

    Смит отображает концепции materna lingua и patrius sermo на развитие музыки модернистского периода в Северной Америке и Западной Европе. Она утверждает, что музыкальные материалы, распространенные в период высокого романтизма — или использование хроматически изменяемой тональности — сами были своего рода materna lingua на рубеже двадцатого века. Это было также время, когда женщины в беспрецедентном количестве вошли в профессиональную музыкальную сферу в качестве учителей, исполнителей, композиторов и покровителей.Это женское присутствие было особенно актуально в Соединенных Штатах, до такой степени, что дирижер Уолтер Дамрош заметил: «Я не думаю, что когда-либо была страна, музыкальное развитие которой так почти исключительно обеспечивалось женщинами, как Америка» (Oja 2003, 201 ).

    В ответ на это, утверждает Смит, композиторы-мужчины в столь разных областях, как американские ультрамодернисты, итальянские футуристы, французские неоклассицисты и немецко-австрийские сериалисты, учредили новые проповеди patrii , которые затем могли исключать женщин из участие в развитии классической музыки.Она называет крайне женоненавистническую риторику вокруг этой музыки и ее все более специализированные технические вопросы факторами, которые привели к резкому снижению общественного участия женщин в музыкальных кругах после 1920 года, особенно в Соединенных Штатах. Сегодня по-прежнему верно, что сериализм, неоромантизм и компьютерная музыка являются доминирующими формами композиции, часто неся с собой мужские коннотации. Композиторы, которые пишут с использованием этих процедур, обычно более успешны в исполнении и записи своих произведений, в то время как те, кто пишет в дискурсе, который противостоит доминирующему, с гораздо меньшей вероятностью будут признаны, потому что их музыка не подпадает под эту общепринятую норму.

    (стр.640) Элли Хисама усложнила утверждения Смита, утверждая, что действительно были женщины-композиторы, такие как Рут Кроуфорд Сигер, Марион Бауэр и Вивиан Файн, которые сочли модернистские методы удовлетворительными для их собственных композиционных целей. Она утверждает, что просто потому, что «композиторы-мужчины». . . желание приписать модернизму стереотипно мужские характеристики не является достаточным основанием для того, чтобы утверждать, что модернистская музыка на самом деле — это мужская заповедь. .. Смит не демонстрирует женоненавистничества, присущего самой музыкальной материи, то есть высоте звука, ритму и другим элементам структуры »(Hisama 2001, 10–11). Более того, Хисама утверждает, что трудно сопоставить выводы Гилберта и Губара о конкретном сексуальном синтаксисе с точки зрения музыкального модернизма, потому что его историческое развитие сильно отличалось от его литературного аналога.

    Мы согласны с Хисамой в том, что трудно утверждать, что содержание или структуры музыкального модернизма по сути своей женоненавистнические — своего рода анти- écriture feminine , если хотите.В то же время мы не можем игнорировать женоненавистнический контекст, в котором эти заметки, техники и структуры создавались и создаются, преподаются, выполняются, публикуются и принимаются. Ключ кроется где-то между наблюдениями Смита и Хисамы — баланс между содержанием и контекстом опроса. Множественные выходы и аспекты модернизма действительно предоставили некоторым женщинам свободу самовыражения, присущую их музыкальному видению. В то же время классная комната, где эти методы были разработаны и передаются в настоящее время, была и остается до некоторой степени местом, которое отдает предпочтение мужчинам.Более того, система, которая включает в себя все, что выходит за рамки сочинения — концертный зал, колонку критиков, каталог издателя, гранты фондов — остается враждебным местом для женщин-композиторов, и это может служить средством сдерживания или подавления их участие в области композиции. Прежде чем подробно остановиться на восприятии и восприятии женщин-композиторов в обществе, мы исследуем отсутствие ролевых моделей для женщин-композиторов, а также последствия установленных канонов музыкальных произведений для академической и исполнительской деятельности.

    Выявление традиций, установление наследия

    Одним из факторов, пагубно влияющих на женщин-художников, является чувство изолированности от любого рода или традиции. Действительно, многие молодые женщины-композиторы оказываются без женского образца для подражания или традиции, к которой они принадлежат. Без этого наследия женщины-композиторы могут столкнуться с проблемой приоритета. В книге Gender and the Musical Canon Марсия Цитрон (1993, 67) утверждает, что для улучшения этой ситуации и создания исторической линии преемственности для женщин-композиторов нет простого ответа:

    С каким прошлым связана женщина-творец: с каким-то нейтральным или универсальным прошлым или с женским прошлым? Возможно, она захочет иметь отношение к более чем одной традиции.Но если одна из них — женская традиция, проблема в том, что до сих пор нет полностью сформировавшейся женщины. (стр. 641) традиция относиться к. Женщины исполняют музыку время от времени, но до сих пор не приобрели статуса значимой традиции. Как предполагают высказывания многих женщин-композиторов. . . отношение к нейтральному прошлому может означать маргинализацию и подчинение идеологиям доминирующей культуры, которой является мужская культура. Это может быть особенно верно с учетом того, что женщины социализированы в доминирующей культуре.Фактически, нейтрального, универсального прошлого не существует; каждое прошлое представляет собой более позднюю реконструкцию, которая выбирает то, что хочет подчеркнуть.

    Именно это чувство изоляции, как утверждает Ситрон, может усугубить чувство незащищенности среди некоторых женщин-композиторов, создавая среду, в которой они испытывают творческую тревогу. Она пишет: «Многие женщины-композиторы, занимающиеся художественной музыкой, выражают беспокойство по поводу авторства. . . . Беспокойство часто превращается в амбивалентность: противоречивые утверждения или действия по поводу отношения человека к творческому процессу.Амбивалентность обычно указывает на недостаток уверенности »(54). Затем женщины-композиторы сталкиваются с проблемой приобщения себя к прошлым традициям, и ключевым фактором улучшения их положения является установление пересмотренного канона. Имея более прочную основу в прошлом, больше женщин могут претендовать на место в настоящем. Это реальность, с которой столкнулись как ученые, так и композиторы, документируя деятельность женщин-композиторов на протяжении всей истории. Понимание текущего состояния литературы по истории женщин и сообществ женщин-композиторов, которые были созданы на сегодняшний день, поможет объяснить, где сохраняются различия, и возможные причины сохраняющегося разрыва между женщинами и мужчинами в области профессионального состава.Из-за большого количества творческих сообществ по всему миру мы решили сосредоточить эту часть нашей главы в первую очередь на стипендиях и сообществах, базирующихся в США и за их пределами.

    Одновременно с беспрецедентным участием женщин в профессиональной музыкальной сфере в начале двадцатого века были опубликованы некоторые из первых биографических антологий, посвященных женщинам в музыке (Elson 1903; Elson 1918). Однако после 1920 г. интерес к подобным публикациям авторов или издателей, похоже, исчез.К 1930 году женщины столкнулись с критикой из-за публичных комментариев, направленных против них композиторами-мужчинами, такими как Чарльз Айвз, и критиками, такими как Пол Розенфельд, которые нападали на женщин за феминизацию американской музыки и низкое качество их музыкальных способностей и вкуса (Oja 2003; Tick 1993). Кэрол Нилс-Бейтс также продемонстрировала, что в середине модернистского периода мужчины прибегали к науке, чтобы попытаться объяснить, почему не было великих женщин-композиторов. В частности, она указывает на влиятельного поведенческого психолога Карла Сишора, который в 1940 году писал: «[по общему признанию] у женщин богатое и свободное воображение, но это так.. . менее устойчивого порядка, в то время как достижения мужчин в творческой работе часто объясняются большей способностью к творческой силе ». Он также заявил, что женщины слишком увлечены институтом и последующими ограничениями брака, заявив, что «брак, как карьера сам по себе, затем приглашает музыку как призвание. . . . Замужние женщины, возможно, не сочинили великих произведений, но они сочинили великих композиторов »(Neuls-Bates 1996, 301). Сходные настроения разделяла, пожалуй, самая известная учительница модернистской эпохи, Надя Буланже, которая, как известно, не одобряла творческих устремлений своих студенток (Rosenstiel (п.642) 1982). По мере того как модернистская эстетика — особенно серийные техники и компьютерная музыка — завоевала популярность в Соединенных Штатах в эпоху холодной войны, связь музыки с наукой и мужественностью приобрела первостепенное значение. Ранний маккартизм, как яростно утверждала Надин Хаббс (2004), был отягощен женоненавистническими, гомофобными и расистскими представлениями о том, какой должна быть классическая музыка и кто должен ее сочинять — фактор, сдерживающий дальнейшее продвижение женщин в академической сфере. композиторов и обостряет чувство изоляции от особого женского наследия.

    Эти условия начали меняться в 1975 году, в год, объявленный Организацией Объединенных Наций Международным годом женщин. В сотрудничестве с другими мероприятиями, проводившимися в это время, Музыкальное общество колледжа провело первую конференцию по положению женщин (Neuls-Bates 1996, 325). В том же году сформировались организации женщин-композиторов, первой из которых стала Международная лига женщин-композиторов (ILWC), основанная Нэнси ван дер Вате. Первоначальный исполнительный совет включал выдающихся женщин-композиторов со всего мира, включая ван дер Вейт, Рэди Бритен, Клер Плин, Маргу Рихтер, Донну Робертсон и Полин Оливерос (Beath 1991, 1).В интервью 1981 года ван дер Вате четко обозначила свою мотивацию для создания IWLC: она твердо убеждена, что «как женщины, мы просто не имели доступа к тем же возможностям, что и мужчины» (Neuls-Bates 1996, 327). Точнее, IWLC работал над «устранением дисбаланса между композиторами-мужчинами и женщинами в области оркестрового исполнения, заказов и записи» (Beath 1991, 1). Международная лига также была посвящена созданию сети общения как для композиторов, так и для тех, кто заинтересован в исполнении своих произведений.Он был разработан, чтобы поддерживать чувство общественной поддержки среди своих членов и повлиять на все более тесную связь между женщинами-композиторами и остальным музыкальным миром. Помимо пропаганды расширения концертного исполнения женской музыки, ILWC также поддерживал женщин-композиторов посредством конкурсов и спонсировал серию сольных лекций по радио.

    Спустя год после создания ILWC, Американская ассоциация женщин-композиторов (AWCA) была основана Томми Э.Карл. Эта отдельная организация была создана для продвижения музыки женщин-композиторов в Соединенных Штатах (Neuls-Bates, 1996, 361). AWCA предоставил участникам ресурсы для записи, а также создал библиотеку кассет и партитур. Члены этой организации также начали успешно лоббировать концерты женской музыки в таких престижных местах, как Центр Кеннеди, Карнеги-холл и Национальный музей женщин в искусстве. В тандеме с ILWC и AWCA работал Международный конгресс женщин и музыки, учрежденный Джинни Пул в 1979 году.Эта ассоциация служила средством для официальной организации конференций и встреч для женщин, занимающихся музыкой, а также поддержала библиотеку соответствующей литературы, которая сейчас находится в Калифорнийском государственном университете в Нортридже. В 1995 году все три организации объединились в Международный альянс женщин и музыки (IAWM). После слияния информационные бюллетени этих различных групп были разделены на два крупных научных журнала, посвященных конкретно женщинам в музыке: Международный альянс женщин и музыкальный журнал и Women and Music .

    (стр. 643) Работа этих групп привела к определенным успехам. В 1983 году Эллен Тааффе Цвилих стала первой женщиной, получившей Пулитцеровскую премию за музыку с ее симфонией № 1 № (Neuls-Bates 1996, 331). Она также была первой женщиной, получившей докторскую степень по композиции от Джульярда, достижение, которого она достигла в 1975 году (Neuls-Bates, 1996, 331). В 1990 году Джоан Тауэр получила премию Гравемейера, первую присужденную женщине-композитору, а девять лет спустя скрипачи Надя Салерно-Зонненберг, Памела Франк и Сара Чанг получили премию Эйвери Фишер, впервые в истории присужденной женщинам-артистам. (Аммер 2001, 58–59).Эти и другие новаторские достижения являются знаками того, что работа таких ассоциаций, как ILWC и AWCA, способствовала раскрытию и успешному продвижению как женщин-композиторов, так и исполнителей.

    Феминизм и Академия: бросая вызов канону

    Стремление внедрить феминистскую мысль в академию заняло больше времени, и сначала она получила распространение в области музыковедения. Начиная с 1980 года, в печати стали появляться научные сборники биографических описаний женщин-композиторов и музыкальных карьер женщин.В этих текстах историческая причастность женщин к творческим традициям больше не сводилась к изолированным, исключительным обстоятельствам; постепенно начала формироваться каноническая традиция. Кроме того, с 1991 по 1994 год было выпущено четыре важных публикации — « женских окончаний: музыка, гендер и сексуальность» Сьюзен МакКлари ; Книга Рут Соли «Музыковедение и различие» ; Марсия Цитрон «Гендер и музыкальный канон »; и Филиппа Бретта, Элизабет Вуд и Гэри Томаса Queering the Pitch — были опубликованы.Эти тексты вызвали бурю академических дебатов, положивших начало попыткам научного сообщества исследовать роли пола, сексуальности и идентичности меньшинств в структуре канона, место женской музыки и общественное восприятие Кляйнмайстера . . Попытки критически осудить традиции женоненавистничества, расизма и гомофобии в рамках музыковедческого канона в конечном итоге стали признаны законной формой научного исследования.

    Эти усилия напрямую привели к увеличению присутствия женщин-композиторов в учебниках истории по западному канону, хотя по-прежнему в значительно меньшем количестве по сравнению с мужчинами.Еще один хороший признак того, что музыковеды-феминистки набирают силу, — это то, что авторы теперь включают женщин как часть основного повествования в свои учебники, больше не относя их к формальным дискуссиям о женщинах-композиторах в скобках. По-прежнему существует потребность в увеличении количества примеров в текстах, основанных на женской музыке, а также в необходимости повысить ценность тех элементов создания музыки, с которыми женщины были в основном вовлечены, включая обучение, патронаж и написание рецензий. .Наконец, еще не существует учебника по западному канону, написанного исключительно женщиной. Учитывая, что жизненный опыт автора и личные повествовательные цели сильно повлияли бы на создание такой книги, можно представить, что история (стр. 644) Западная музыка, написанная с женской точки зрения, может предложить иное повествование, чем те, что сейчас печатаются.

    И наоборот, несмотря на улучшение положения дел в музыковедческой сфере, музыкальная дисциплина все еще борется с включением женщин в свой канон.Наиболее очевидно это проявляется в явном отсутствии женской музыки, представленной в учебниках теории. Из всех текстов, созданных после 1975 года для изучения тонального музыкального анализа, оркестровки и контрапункта, большинство исключает образцы музыки, написанной женщинами. Только с недавними публикациями мы начинаем видеть включение музыки женщин-композиторов в учебники теории звука (Клендиннинг и Марвин 2005; Гаулдин 2004; Костка и Пейн 2000; Ройг-Франколи 2003). В тех книгах, которые доходят до посттональной эпохи, часто упоминается музыка Рут Кроуфорд Сигер, особенно ее струнный квартет (1931), но в остальном речь идет лишь о немногих женщинах.Как и в учебниках по тональной музыке, в последних публикациях обсуждается музыка женщин-композиторов. Во втором издании (2000 г.) книги Introduction to Post-Tonal Theory Джозеф Н. Штраус представляет две работы Рут Кроуфорд Сигер, а его третье издание (2005 г.) теперь включает те же работы Кроуфорда Сигера в дополнение к работам автора. София Губайдулина, Теа Масгрейв и Эллен Таффе Цвилич. Хотя эти недавние публикации предлагают более широкий репертуар, представительство женщин-композиторов остается относительно небольшим.Для студентов, изучающих композицию, это представляет собой явно противоречивое сообщение, которое теоретики музыки теперь начинают более тщательно исследовать.

    В своей статье «Когнитивный диссонанс: следует ли объединять женщин-композиторов двадцатого века с безумными преступниками Фуко?» Розмари Киллам дает тщательную постструктурную критику недопредставленности женщин-композиторов в каноне теории музыки. Она считает, что это во многом результат того, как программы по теории музыки развивались в Соединенных Штатах в 1960-е годы.Киллам цитирует сплоченный клич Милтона Бэббита в 1950-х годах как главный катализатор нынешней структуры программ теории музыки. Бэббит осудил влияние общественного мнения на музыкальную композицию, полностью присоединился к академии и настоятельно рекомендовал другим композиторам поступать так же. Это во многих случаях приводило к неразрывной связи между модернистской музыкальной композицией и академией. Одновременно резко сократилась доля женщин-преподавателей в высших учебных заведениях.Это, как утверждает Киллам (1997, пар. 22), «могло иметь непредвиденные последствия для образования молодых современных композиторов и теоретиков, у которых, возможно, были минимальные возможности изучать теорию и композицию с женщинами-композиторами / теоретиками». Киллам считает, что отсутствие женщин-наставников и возможностей изучать музыку женщин-артистов заставило более поздних теоретиков избегать включения музыки, с которой они были незнакомы или для которой не существовало установленного музыкально-теоретического канона, в свои учебники и классы.Таким образом, приоритет сыграл большую роль в создании условий для нынешнего отсутствия женской музыки в учебниках теории и анализа, увековечивая дисбаланс как в вопросе академической литературы, так и в демографии преподавательского состава в высших учебных заведениях.

    Работа Марсии Цитрон раскрывает то, как этот самовоспроизводящийся цикл привел к нынешнему канону. Цитрон выделяет в качестве основной проблемы часто вредный «самец. (стр. 645) способы дискурса »или« паттерны, выросшие из идеологии и аккультурации в западном обществе », которые послужили подавляющей основой для тех, кто занимает критические авторитетные позиции.Профессиональная музыкальная критика, утверждает Ситрон, была признана прерогативой мужчин или руководствовалась исключительно мужской точкой зрения. Таким образом, ограничения этой линзы приводят к ограниченному результату, подобному сферам с преобладанием мужчин, описанным Килламом. Как объясняет Цитрон (1993, 181), «усвоил музыкальные ценности от предшественников и современников-мужчин. . . формируют предоценочный контекст для структурирования [критического] дискурса ». Таким образом, акт критики, авторитетного приписывания ценности музыкальному материалу, часто контролировался параметрами, полученными из мужской эмпирической модели.Если мы согласны с тем, что гендер глубоко влияет на нашу жизнь и, следовательно, на то, как мы переживаем, обсуждаем и относимся к музыке, тогда было бы разумно предположить, что исключение женских взглядов и женских произведений ограничило канон и способы музыкального выражение, используемое в настоящее время.

    Продолжая продвигать определенные произведения и репертуар как репрезентативные из лучших произведений, каноны не только продвигают определенный репертуар, но и создают впечатление, что репертуар самого высокого качества, уменьшая ценность тех произведений, которые не рассматриваются.Более того, как утверждает Цитрон, каноны влияют как на академиков, так и на тех, кто занимается маркетингом и продвижением музыки, таких как музыкальные критики, организаторы концертов, продюсеры звукозаписи и музыкальные издатели. Таким образом, эти неявные канонические допущения могут иметь далеко идущие и весьма пагубные последствия, особенно если они не подвергаются сомнению, на уровне подтекста. Как пишет Цитрон (1993, 193): «Формирование канона — это сложный процесс, который оказывает огромное влияние на формирование и закрепление отношения к оценке и, следовательно, к тому, что закреплено как шедевр.”

    Наше восприятие как слушателей и наши ожидания относительно того, как произведения должны располагаться в рамках канона, часто зависят от комментариев или наблюдений критика. Мы интерпретируем произведения в культурных рамках, и поэтому нас могут убедить изменить нашу интерпретацию, если появится новая информация. Люси Грин доказала посредством исследований, что наша реакция, скорее всего, изменится, если мы обнаружим, что работа, которую мы изучаем или слушаем, была написана женщиной. Ее выводы стоит процитировать подробно:

    Обе стороны мужского разграничения музыки — допущение мужского композитора-классика, завещанное нам историей, и церебральный, мужской оттенок композиции — все еще действуют.Я утверждал, что музыкальные очертания не закрыты для себя, но что они влияют на наше восприятие внутренних значений. Перед лицом двойного мужского определения музыки, что происходит, когда мы действительно обнаруживаем, что за музыкой стоит женский ум, так это то, что ее женственность затем входит в определение как необычный и заметный факт, что противоречит определению умственных способностей, проистекающих из композиции. С этой позиции очерченная женственность действует, чтобы изменить наше отношение к внутренним значениям музыки.Тогда мы можем судить о том, как женщина-композитор обращалась с врожденными значениями, исходя из нашего представления о ее женственности. Дело не в том, что в присущих значениях есть что-то женское, а в том, что идея женственности фильтрует нашу реакцию на них. Тот факт, что некоторым критикам удавалось придерживаться своего убеждения, что женщины не могут (стр. 646) Таким образом, сочинение — это не результат чистого предубеждения: это то, чему они, по-видимому, научились на собственном музыкальном опыте.Поэтому я бы предположил, что это то, чему каждому трудно сопротивляться, в том числе и мне самому.

    (зеленый 1997, 107)

    Музыкальные теоретики оказывают большое влияние на эти канонические образования и их последующее определение мужественности или женственности. Они решают, что их ученики будут анализировать и как это будет соотноситься с тем, что они изучают на курсах истории музыки, и с музыкой, которую они исполняют на уроках и в ансамблях. Выбор конкретных экземпляров в антологиях усиливает оценку элитной группы произведений.Он посылает сообщение о том, что из всех произведений, написанных в определенный исторический период, именно эта должна быть изучена, чтобы учащийся мог лучше понять музыку того времени. Еще раз заимствуя слова Цитрона (1993, 201):

    Парадигма «великих произведений», лежащая в основе понятия антологизированных произведений, обладает огромной силой. Молчаливое предположение заключается в том, что антологизированные произведения олицетворяют высокое качество и иллюстрируют важные стилистические и исторические моменты, которые студенты должны знать.В разных пропорциях каждая композиция считается значимой сама по себе и представляет другие произведения с единомышленниками. Кроме того, включение подразумевает, что его композитор как личность и как часть диахронической преемственности, очерченной через другие образцы, заслуживает исторического признания. Это предполагает, что произведение и композитор являются примером стиля, который повлиял на других; для работ после 1800 г. добавляйте новаторское и оригинальное.

    Произведения, обычно выбираемые для включения в канон, получают признание как произведения высокого качества, в то время как произведения, которые не включены, по умолчанию воспринимаются как произведения низкого качества.Поскольку немногие музыкальные антологии включают произведения женщин-композиторов, их музыка часто исключается из анализа в классе, и создается впечатление, что женщины пишут произведения, которые не так интересны или ценны по сравнению с произведениями их коллег-мужчин. Таким образом, курсы музыкального анализа и развития навыков, составляющие основу композиторского образования, по-прежнему демонстрируют явно близорукое и удручающее положение дел, которое укрепляет стереотип о том, что в женской музыке не хватает мастерства. Таким образом, мы возвращаемся к проблеме провинциальности женской музыки или искалеченной понятиями дилетантизма по сравнению с музыкой Баха, Моцарта, Бетховена и Вагнера.В настоящее время не существует учебника теории, который даже отличал бы Шумана — Клару или Роберта — на которых они ссылаются в своих текстах. Вместо этого фамилию оставляют без уточнения, еще раз подтверждая мнение о том, что по умолчанию используется мужчина. На занятиях по теории женщины по-прежнему сталкиваются с миром, в котором для них нет прецедентов, кроме мужской традиции. Их задача — выбрать, продолжать ли и создавать эту традицию с нуля, или оставаться одним из многих, чья музыкальная жизнь не перейдет в канон музыкальных произведений.

    Кроме того, канонические ограничения накладывают контроль над работой теоретиков музыки и за пределами классной комнаты. Ученые-теоретики музыки, как мужчины, так и женщины, часто стратегически обращаются к музыке, написанной композиторами-мужчинами, чтобы опубликовать ее в (стр. 647) рецензируемых журналов. Эти журналы редко принимают исследования, посвященные музыке женщин-композиторов, что еще больше усиливает ограниченный канон, исключающий женское начало. Как утверждает Киллам (1997, пар. 20):

    Какие аналитические материалы были опубликованы в журналах по теории музыки, написанные теоретиками-мужчинами о сочинениях женщин с использованием теории двенадцати тонов и теории множеств? Существует множество примеров обратного: теоретики-женщины в своем опубликованном анализе послушно и умело применили современные аналитические методы к мужским композициям.Было бы ли такое возмущение против анализа МакКлари, если бы она сосредоточилась на женских композициях, а не на «канонизированных» мужских композициях, которые она часто анализирует?

    Многие факторы влияют на исключение женщин-композиторов из канона теории музыки. В своей статье «Каноны в музыкологическом наборе инструментов» Рандел (1992, 17) утверждает, что одна из причин исключения музыки женщин-композиторов заключается в том, что она была написана для другой аудитории, нежели та, которая продвигала канон произведений:

    Музыка женщин-композиторов.. . был составлен (и, возможно, для) людьми, отличными от тех, кто совершал канонизации, которые преобладали над нами, — чужды — для них. Мы не можем ожидать понимания какого-либо нового репертуара, кроме традиционных, если мы не готовы изобрести новые методы, подходящие для его изучения. Канон западной художественной музыки в том виде, в каком мы его знаем, был сформулирован группой конкретных людей, причем все они были мужчинами. Пока мы не допросим это лицо — и их — мы не можем предположить, что это случайность или феномен бесстрастной природы, что этот канон включает только дела людей.

    Неудивительно, что большинство женщин-теоретиков предпочитают представлять исследования, посвященные музыке, которая является частью канона, для публикации, но даже в этом случае они остаются недопредставленными в числе статей в журналы Общества теории музыки. Music Theory Spectrum и Music Theory Online относительно их членства в Обществе.

    Утверждение критики «концепции произведения» и тем самым создание пространства не только для подтверждения жизни женщин-композиторов, но также и их реальной музыки — это то, к чему недавно начали обращаться теоретики.Три таких примера включают недавнее крупномасштабное исследование The Music of Ruth Crawford Seeger (1995) и антологию Music by Women for Study and Analysis (1993), а также исследование Гарольда и Шэрон Кребс работы Джозефины Лэнг. жизнь и творчество в Жозефина Лэнг: ее жизнь и песни (2006). Что делает изучение Страусом музыки Кроуфорда Сигера особенно примечательным, так это его заключительная глава, в которой социальный контекст ее жизни рассматривается как способ внести нюанс в некоторые его аналитические выводы.Этот новаторский подход позволяет сочетать биографию и анализ, что позволяет получить уникальное представление о музыке, которую он исследует. Хотя публикации такого типа начали появляться, немногие теоретические тексты по музыке двадцатого и двадцать первого веков сосредотачиваются на произведениях женщин-композиторов, и это ситуация, которую исследователи теории музыки должны решить, чтобы улучшить нынешний канон. дисбаланс.

    (стр.648) Вопрос включения или исключения женщин в канонах, классах и концертных залах является сложным, решение которого не полностью зависит от академии.Расширяя наши возможности, мы также хотели бы рассмотреть, как проницаемые границы академического сообщества позволяют институционально санкционированным каноническим конструкциям влиять и подвергаться влиянию общества в целом. Эти факторы играют важную роль в формировании предубеждений, которые студенты и преподаватели вносят в педагогический опыт, и, следовательно, влияют на подготовку женщин как композиторов.

    Общество и культурные факторы

    Общество и культурная среда сыграли значительную роль в восприятии женщин как творческих художников.Распространенное убеждение, что женщины связаны с телом и эмоциями, а мужчины — с разумом и логикой, по-прежнему находит отклик в определенных культурах, в том числе в Северной Америке. Учитывая эти скрытые взгляды на поведенческие склонности мужчин и женщин, Джилл Холстед предполагает, что связывание области композиции с мужчинами, а не с женщинами, само по себе противоречиво. Она утверждает, что эта биологическая детерминистская теория представляет собой противоречивый набор стереотипов относительно состава, с которым следует бороться:

    Эти [предрассудки] укрепляют распространенное мнение, что мужчины «по природе» логичны, глубоки, техничны и амбициозны, тогда как женщины «по природе» интуитивны, утонченны и заботливы.. . . Тем не менее, даже если такие идеи подтвердятся (и основаны на неизменных половых различиях), искусство и музыка [по-прежнему] изображаются как области «естественного женского» интереса, [но] они были (и остаются) неизменно мужскими. преобладают. Исходя из этого рассуждения, «естественный интерес» со стороны женщин, казалось бы, не основывается на «естественных» способностях, если только он не связан напрямую с их репродуктивной ролью!

    (Холстед 1997, 36)

    Таким образом, стереотипы предполагают, что женщины, хотя «естественно» или биологически тянутся к искусству, редко обладают реальными способностями для достижения профессионального успеха в этой сфере.Подобные предрассудки редко выражаются в явной форме, однако их подрывное присутствие оказало длительное влияние на создание профессиональных препятствий для женщин, с которыми мужчины не могут столкнуться.

    Положение женщин в современной профессиональной музыкальной сфере еще более усложняется представлением о том, что женщины социализированы, чтобы быть «заботливыми», а мужчины — «амбициозными». Недавние исследования спросили, почему эти дихотомии являются продуктом социальных условий, а не определяются биологически, как это утверждал Сишор в цитате, приведенной ранее в этой главе.В настоящее время ученые начинают думать о том, как обусловливание женщин избегать конфликтов может также привести их к неудачам в беспокойной среде, характерной для теоретиков музыки и композиторских кругов. В своей работе Киллам цитирует исследование Гиллиган, Раддика и других, которое показывает, что женщины, особенно в Соединенных Штатах, культурно обусловлены, чтобы избегать конфликтов и разрешать разногласия. (стр.649) когда возможно. Затем Киллам утверждает, что это может быть возможной причиной того, что женщины-композиторы менее успешны в очень агрессивном мире художественной музыки двадцатого и двадцать первого веков, где доминируют мужчины.Киллам (1997, пар. 13) объясняет:

    Женщины могут неохотно участвовать в горячих словесных печатных обменах, которые имели место в диалектике, определяющей композиционные практики и их соответствующие теоретические подходы. Эти качества проявляются у многих женщин-композиторов и теоретиков. . . . Кроме того, когда женщины-композиторы и теоретики действительно пытаются участвовать в этих обменах, наши коллеги могут воспринимать нас как действующих вне традиционных культурных ролей женщин и игнорировать наше мнение.

    Если выводы Киллам верны, а мы полагаем, что для многих женщин так и есть, женщины-композиторы и теоретики сталкиваются с двусторонней проблемой. Они могут либо решить участвовать в профессиональном конфликте, используя доминирующий дискурс, который может оттолкнуть их и заставить их восприниматься как чрезмерно агрессивные или антиобщественные, либо они могут решить продолжить подход к профессиональному конфликту через подчиненную позицию, более комфортную в культурном отношении. выгодная позиция, но она может оказаться неэффективной в профессиональном плане.

    Таким образом, природа классической музыки, которая сама по себе является высококонкурентной и, возможно, противоречивой областью, может сама по себе казаться пугающей или враждебной для женщин. Очевидно, не все женщины так думают, и есть департаменты и учреждения, где это не так, но это исключение, а не правило. Более того, социальные условия часто отвергаются как личное препятствие, которое необходимо преодолеть: женщинам просто нужна «более жесткая кожа», те, кто действительно хочет карьерного роста в творчестве, смогут обойти неудобную среду.Но стоит задуматься о том, что бы произошло, если бы мы приложили согласованные усилия для изменения этого этоса. Стоит представить, если, изменив это, мы сможем не только помочь создать среду, более дружелюбную для женщин, но и создать пространство, которое будет более инклюзивным в целом, более творчески продуктивным и более интригующим для широкой публики. Верно, это, возможно, приведет классическую музыку по пути, огорчительно расходящемуся с предложенным Милтоном Бэббитом, но мы считаем, что инклюзивность — не совсем ругательство, что она не повлияет на качество произведений людей и что помимо того, что более соблазнительный для женщин, он может привести к более здоровым изменениям в области классической музыки в целом.

    Заключительные мысли

    Хотя за последние двадцать лет был достигнут прогресс, многое еще предстоит сделать, чтобы творческие женщины стали восприниматься как «композиторы», а не как «женщины-композиторы». Классификация «женщина-музыкант», а не просто «музыкант», различает и до некоторой степени разделяет женщин-художников, делая их новинкой или низшим классом художников. В книге Unsung: A History of Women in American Music , Кристин Аммер (2001, 311), однако, утверждает, что это разделение необходимо до тех пор, пока не будет получено больше оснований. (п.650) в равных возможностях для всех музыкантов. Только тогда, когда женщины будут равноправно присутствовать в каноне, ярлык «женщина-композитор» потеряет свою ценность. Для Вирджинии Капуто это не просто вопрос переопределения композиторов, которые станут частью принятого канона; скорее, это вопрос изучения допущений и критериев, из которых состоит сам канон. Она выступает за подход, который ставит под сомнение парадигмы, лежащие под поверхностью канонов, ограничивая нашу способность взаимодействовать с разнообразным спектром музыкального выражения.По словам Капуто: «вместо того, чтобы сосредотачиваться на поиске места для музыки женщин в каноне, мы должны начать переосмыслить способы, которыми определенные представления о женщинах, гендере, женской музыке, а также понятия стиля, жанра, процесса и периодизации. , пронизывают предположения, которые организуют наше мышление »(1995, 31–32). Для Капуто решение не может быть полностью решено простым включением женщин-композиторов в наши учебники и наши концертные программы. Это решение — всего лишь пластырь, который не даст долгосрочных результатов, если не будет сопровождаться более серьезными вопросами, стоящими за формированием канона.Капуто (1995, 32) утверждает, что нам необходимо серьезно поставить под сомнение систему, которая продолжала исключать женщин-художников, «существующие категории и парадигмы, которые поддерживают связь власти / знания, которая придает естественности канону и его категориям, сохраняя универсальные значения и оценки. музыки в целости и сохранности, таким образом скрывая музыку женщин от слышимых позиций ».

    Рандель разделяет эту точку зрения, утверждая, что мы должны подвергать сомнению канон и его формирование, а не просто вовлекать женщин-композиторов в более широкие исторические нарративы посредством позитивных действий.Он предлагает, чтобы не только учащиеся, но и учителя и слушатели извлекли выгоду из восстановления женских голосов, которые в остальном молчали, но добавляет, что без резкой критики лежащих в основе предрассудков, которые санкционировали практику исключения, нам суждено повторить, по словам Рэндела, «гендерные последствия того, что закрепило канон, который мы предлагаем расширить» (1992, 17). Без такого рода допроса совершенные с благими намерениями действия по восстановлению истории останутся уязвимыми для девальвации, основанной на невысказанных правилах, которые контролируют границы канона.По мнению Рэндела, для достижения более долгосрочных результатов мы должны «бросать вызов». . . традиционный критерий. Ибо этот критерий, который сформулирован нечетко, если вообще сформулирован, был главным оружием — не в последнюю очередь из-за его неопределенности — в созданном мужчинами арсенале, в котором доминируют мужчины, который так долго не позволял женщинам участвовать »(17). Пересматривая канон и его формирование, мы можем лучше контекстуализировать факторы, которые привели к нынешним каноническим парадигмам, и оспорить предположения, которые в прошлом считались само собой разумеющимися.

    Устранение нынешнего гендерного дисбаланса в области модернистской композиции потребует множества стратегий. Во-первых, нам придется искоренить предрассудки, которые делают так много людей в области музыкального производства враждебными по отношению к женщинам и, следовательно, заставляют многих женщин чувствовать себя далекими от техник таких средств, как сериалистическая, электронная и алеаторическая музыкальная композиция. Во-вторых, крайне важно, чтобы мы отмечали и продвигали те механизмы, которые служили для поддержки успешных женщин-художников в прошлом и в настоящее время.Это потребует от музыковедов и историков большой работы, чтобы восстановить истории творческой деятельности женщин, пересмотреть то, как женщины-художницы прошлого обеспечивали себе свободу действий, и изменить наши модели культурного производства. (стр.651) так что они включают те источники власти, которые так часто используются женщинами, но в настоящее время не учитываются в нашей истории.

    В-третьих, мы должны начать пересмотр музыкально-теоретического канона. Более того, мы предлагаем анализ произведений женщин-композиторов, включенных в этот расширенный канон, быть двояким: техническим и контекстным.Некоторые технические аспекты будут пересекаться между произведениями разных композиторов, женщин и мужчин, и аналогичные аналитические методы будут полезны для того, чтобы сделать проницательные выводы для обоих. В таком случае мы должны быть осторожны, чтобы не сосредотачиваться исключительно на самой музыке, чтобы избежать простого усиления узкого критерия качества и риска исключения любой работы, не соответствующей определенным техническим ограничениям. Грин (1997, 114) подчеркивает проблему того, что «успешных» женщин-композиторов часто хвалят за технические черты, сходные с чертами композиторов-мужчин: «Только самый успешный композитор-женщина, чья музыка соответствует современным определениям того, какой должна быть музыка, была судят на основе смысла, присущего ее музыке.Затем она была признана почетным мужчиной, ее женственность, ее настоящее женское достижение, оставшаяся незамеченной ». Как и Цитрон, мы предлагаем анализировать произведения женщин-композиторов в контексте их пола и его представительства в обществе. Чтобы использовать слова Цитрона (1993, 58–59):

    В целом, мы можем заключить, что основная причина, по которой женщина сочиняет, — это та же причина, по которой мужчина предпочитает сочинять: женщинам есть что выразить, и выражение этого в музыкальных терминах важно.Но то, как женщина выражает себя, может быть связано с аспектами ее пола и их пересечением с культурными и эстетическими традициями.

    Как упоминалось ранее, теоретики, такие как Штраус и Кребс, начали исследовать новые аналитические методологии, которые принимают во внимание пересечения между гендером и культурными, социальными и эстетическими условностями. Другие теоретики, такие как Сьюзан МакКлари (1991), Элли Хисама (1995) и Лорел Парсонс (1999), также предлагают увлекательный анализ женщин-композиторов.Более того, вместе взятые, эти ученые показали, что не следует полностью отказываться от традиционных инструментов для анализа произведений женщин-композиторов. Но они объединили с этими традиционными инструментами новые методологии, учитывающие уникальные и интересные аспекты музыки женщин-композиторов, которые требуют всестороннего изучения диалога с гендерными и культурными проблемами. Этот тип новых, методологически новаторских исследований нуждается в более активном продвижении в этой области, чтобы сделать женщин-композиторов более заметными и продвигать идею о том, что их музыка тоже обладает искусством.

    Если наша цель — повысить осведомленность о музыке женщин-композиторов, необходимо выделить больше ресурсов для обучения в классе. Хотя существуют некоторые антологии, полностью посвященные произведениям женщин-композиторов (Бриско, Штраус), мы утверждаем, что необходимо больше подобных публикаций и что стандартные учебники теории должны включать музыку композиторов как женщин, так и мужчин. В противном случае ярлык «женский композитор» останется. Киллам ловко включает полную программу курса с репертуаром произведений и предлагает варианты чтения в конце своей статьи.С участием (стр.652) Чем больше курсов по женщинам-композиторам предлагается на университетском уровне, мы должны ожидать увеличения количества педагогических ресурсов, но именно на обязательных курсах теории музыки нам больше всего нужно знакомить студентов с музыкой, написанной женщинами.

    За последние три десятилетия был достигнут большой прогресс в признании женщин как композиторов. Как утверждает Грин, уровень сексуальной дискриминации женщин-композиторов снизился, хотя на определенном уровне все еще преобладает.Она считает, что феминистский активизм расширяет возможности для женщин, а также считает, что изменение социального климата позволило женщинам улучшить доступ к образованию и профессиональным должностям. Эти изменения, по словам Грина (1997, 105), «по крайней мере [уменьшили] нормативное мужское определение музыки в современном обществе». Но ее по-прежнему беспокоит, что «предположение о том, что композитор — мужчина, все же далеко не безосновательно».

    Проблема в значительной степени заключается в том, как женщины-композиторы все еще воспринимаются в нашем современном обществе.Ситуация улучшится только тогда, когда мы будем ценить музыку композиторов через более широкий набор параметров, а не через ограниченный канон произведений. Холстед (1997, 248) также комментирует это, написав, что «продолжающееся недопредставление женщин в музыкальной композиции является частью гораздо более широкого сложного социального и культурного феномена, в котором многие группы, включая женщин, систематически недооцениваются в социальном, экономическом и интеллектуальном плане. ” Для таких ученых, как Холстед и Грин, необходимо устранить эту более масштабную систематическую дискриминацию, прежде чем будет достигнуто равенство между мужчинами и женщинами-художниками и женщины перестанут сталкиваться с несправедливыми профессиональными препятствиями.

    Устранение гендерного дисбаланса в области музыкального искусства потребует комплексных подходов не только потому, что у проблемы очень много корней, но и потому, что ни одно решение не затронет всех женщин. Мы должны как дисциплина исследовать сложную сексуальную лингвистику модернистского музыкального дискурса. Мы должны продолжать развивать наследие для женщин, чтобы оглядываться назад и отмечать те стратегии, с помощью которых женщины заявляли о своей волеизъявлении в прошлом, и творческие решения, которые они использовали для достижения профессионального успеха.Мы должны пересмотреть роль, которую академия продолжает играть, особенно в области теории музыки и композиции, привнося женскую музыку в учебники, на записи и в концертный зал. Кроме того, мы должны учитывать, как эти изменения в академии взаимодействуют с условиями за ее пределами. Высшим учебным заведениям необходимо поддерживать активный диалог с внешними организациями. Им нужно расширить свое внимание; поощрять студентов, посещающих курсы, обращаться к школьным сообществам, радиопрограммам или концертным залам; и начать предлагать предконцертные доклады о женской музыке, радиопрограммы, включающие произведения женщин, или семинары, которые выводят идею женской музыки за пределы стен академического класса.Сообщества женщин-композиторов, такие как IAWM, должны вкладывать больше средств в охват студентов, возможно, даже в создание спутниковых студенческих групп в университетах и ​​консерваториях, а также использовать коллективную власть женщин-художников и донести ее до тех, кто наиболее уязвим для институциональных предубеждений. Вместе эти разнообразные решения приведут к дальнейшим изменениям в каноне, концертном зале и студии звукозаписи и помогут расширить возможности, а не замолчать, женские голоса. (стр.653)

    Год

    Библиографическая информация

    1903

    Элсон, Артур. Работа женщины в музыке

    1918

    Элсон, Луи Чарльз. Женщины в музыке

    1948

    Поилка, Софи. Музыка и женщины: история женщин и их отношения к музыке

    1980

    LePage, Джейн Вайнер. Женщины-композиторы, дирижеры и музыканты ХХ века

    1981

    Хэнди, Д.Антуанетта. Темнокожие женщины в американских коллективах и оркестрах

    1981

    Аммер, Кристина. Незаметные: История женщин в американской музыке a

    1982

    Нилс-Бейтс, Кэрол. Женщины в музыке: антология источников, от средневековья до наших дней b

    1982

    Плэксин, Салли. Американские женщины в джазе с 1900 года по настоящее время: их слова, жизнь и музыка

    1983

    Грин, Милдред Денби. Чернокожие женщины-композиторы: Генезис .

    1983

    Тик, Джудит. Американские женщины-композиторы до 1870 года c

    1986

    Бауэрс, Джейн и Джудит Тик, ред. Женщины занимаются музыкой

    1987

    Бриско, Джеймс Р. Историческая антология музыки женщин

    1987

    Koskoff, Ellen, ed. Женщины и музыка в кросс-культурной перспективе d

    1988

    Jezic, Дайан Пикок. Женщины-композиторы: найдена утраченная традиция e

    1991

    Пендл, Карин. Женщины и музыка f

    1991

    МакКлари, Сьюзен. Женские окончания: музыка, пол и сексуальность g

    1992

    Киви, К. Линда. Канадские женщины занимаются музыкой

    1993

    Цитрон, Марсия. Пол и музыкальный канон h

    1993

    Маршалл, Кимберли, изд. Новое открытие муз: женские музыкальные традиции

    1993

    Соли, Рут, изд. Музыковедение и отличие

    1993

    Штраус, Джозеф Н. Музыка женщин для изучения и анализа

    1994

    Бретт, Филипп, Элизабет Вудс, Гэри Томас. Queering the Pitch: Новое гей- и лесбийское музыковедение i

    1994

    Кук, Сьюзен и Джуди Цоу. Возвращение Сесилии: феминистские взгляды на гендер и музыку

    1994

    Фуллер, Софи. Руководство Pandora для женщин-композиторов: Великобритания и США с 1629 г. по настоящее время

    1997

    Бриско, Джеймс Р. Женская антология современной музыки

    2006

    Хинкль-Тернер, Элизабет. Женщины-композиторы и музыкальные технологии в США: переходя черту

    ( г ) Переиздание с новым введением в 2002 г.

    Антологии и коллекции о женщинах и музыке (перечислены в хронологическом порядке):

    Список литературы

    Аммер, Кристина. 2001. Незаметные: История женщин в американской музыке . 2-е изд. Портленд, штат Орегон: Amadeus Press. Найдите этот ресурс:

    Beath, Betty. 1991. «Международная лига женщин-композиторов». Журнал Международной лиги женщин-композиторов 1-2. Найдите этот ресурс:

    Бауэрс, Джейн и Джудит Тик, ред.1986. Женщины, занимающиеся музыкой: западные традиции искусства, 1150–1950 . Урбана и Чикаго: University of Illinois Press. Найдите этот ресурс:

    Brett, Phillip, Elizabeth Wood, and Gary C. Thomas, eds. 2006. Queering the Pitch: The New Gay and Lesbian Musicology . 2-е изд. Нью-Йорк: Рутледж. Найдите этот ресурс:

    Бриско, Джеймс Р. 1987. Историческая антология музыки женщин . Блумингтон: Издательство Индианского университета. Найдите этот ресурс:

    Briscoe, James R.1997. Современная антология музыки женщин . Блумингтон: Издательство Индианского университета. Найдите этот ресурс:

    Капуто, Вирджиния. 1995. «Безмолвные каноны: женские места для музыки». В году с песней в сердце: праздник канадских женщин-композиторов , 23–33. Виндзор, Онтарио: Группа гуманитарных исследований. Найдите этот ресурс:

    Цитрон, Марсия. 1993. Гендер и музыкальный канон . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. Перепечатка, 2000 г. Найдите этот ресурс:

    Клендиннинг, Джейн Пайпер и Элизабет Вест Марвин.2005. Руководство музыканта по теории и анализу . Нью-Йорк и Лондон: W. W. Norton & Company. Найдите этот ресурс:

    Cook, Susan, and Judy Tsou, eds. 1994. Сесилия Reclaimed: феминистские взгляды на гендер и музыку. С предисловием Сьюзан МакКлари . Урбана и Чикаго: University of Illinois Press. Найдите этот ресурс:

    Пьяница, Софи. 1948. Музыка и женщины: история женщин и их отношения к музыке . Нью-Йорк: Трус-Макканн.Найдите этот ресурс:

    Элсон, Артур. 1903. Работа женщины в музыке . Бостон: L. C. Page & Company. Найдите этот ресурс:

    Elson, Louis Charles. 1918. Женщины в музыке . Нью-Йорк: University Society Incorporated. Найдите этот ресурс:

    Fuller, Sophie. 1994. Руководство Pandora для женщин-композиторов: Великобритания и США с 1629 по настоящее время . Лондон: HarperCollins. Найдите этот ресурс:

    Gauldin, Robert. 2004. Гармоническая практика в тональной музыке .2-е изд. Нью-Йорк и Лондон: W. W. Norton & Company. Найдите этот ресурс:

    Gilbert, Sandra M. и Susan Gubar. Ничейная земля: место писательницы в ХХ веке . Vol. 1, Война слов (1998). Vol. 2, Sexchanges (1989). Vol. 3, Письма с фронта (1994). Нью-Хейвен, штат Коннектикут: Издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

    Грин, Люси. 1997. Музыка, гендер, образование . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.Найдите этот ресурс:

    Грин, Милдред Денби. 1983. Чернокожие женщины-композиторы: Генезис . Бостон: Twayne Publishers. Найдите этот ресурс:

    Halstead, Jill. 1997. Женщина-композитор . Олдершот, Великобритания: Ashgate. Найдите этот ресурс:

    Handy, D. Antoinette. 1981. Чернокожие женщины в американских коллективах и оркестрах . Лондон: Scarecrow Press. Найдите этот ресурс:

    Hinkle-Turner, Elizabeth. 2006. Женщины-композиторы и музыкальные технологии в Соединенных Штатах: переходя черту .Берлингтон, Вт .: Ashgate. Найдите этот ресурс:

    Хисама, Элли М. 1995. «Вопрос кульминации в струнном квартете Рут Кроуфорд, Mvt. 3. ” В Концертная музыка, рок и джазовые исследования с 1945 года: очерки и аналитические исследования , под редакцией Элизабет Вест Марвин и Ричард Херманн, 285–312. Рочестер, Нью-Йорк: Университет Рочестера Press. (стр. 655) Найдите этот ресурс:

    Хисама, Элли М. 2001. Гендерный музыкальный модернизм: музыка Рут Кроуфорд, Марион Бауэр и Мириам Гидеон .Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

    Hubbs, Nadine. 2004. Квир-композиция американского звука: веселые модернисты, американская музыка и национальная идентичность . Беркли: University of California Press. Найдите этот ресурс:

    Jezic, Diane Peacock. 1994. Женщины-композиторы: найдена утраченная традиция . 2-е изд. Под редакцией Элизабет Вуд. Нью-Йорк: Feminist Press. Найдите этот ресурс:

    Killam, Rosemary N. 1997. «Когнитивный диссонанс: следует ли объединять женщин-композиторов двадцатого века с безумными преступниками Фуко?» Теория музыки онлайн 3, вып.2. Найдите этот ресурс:

    Kivi, K. Linda. 1992. Канадские женщины занимаются музыкой . Торонто: Green Dragon Press. Найдите этот ресурс:

    Koskoff, Ellen, ed. 1987. Женщины и музыка в кросс-культурной перспективе . Нью-Йорк: Greenwood Press. Перепечатка, 1989 г. Найдите этот ресурс:

    Костка, Стивен и Дороти Пейн. 2000. Тональная гармония с введением в музыку двадцатого века . 4-е изд. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. Найдите этот ресурс:

    Кребс, Харальд и Шэрон Кребс.2006. Жозефина Лэнг: ее жизнь и песни . Нью-Йорк и Оксфорд: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

    LePage, Jane Weiner. 1980. Женщины-композиторы, дирижеры и музыканты ХХ века . Лондон: Scarecrow Press. Найдите этот ресурс:

    Marshall, Kimberly, ed. 1993. Новое открытие муз: женские музыкальные традиции . Бостон: Northeastern University Press. Найдите этот ресурс:

    McClary, Susan. 2002. Женские окончания: музыка, пол и сексуальность .Перепечатка с новым введением. Миннесота: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

    Neuls-Bates, Carol. 1996. Женщины в музыке: Антология источников чтения от средневековья до наших дней . 2-е изд. Бостон: Northeastern University Press. Найдите этот ресурс:

    Oja, Carol. 2003. Создание современной музыки: Нью-Йорк в 1920-е годы . Нью-Йорк: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

    Parsons, Laurel. 1999. «Музыка и текст в Витгенштейновском мотете Элизабет Лютенс».» Canadian University Music Review 20, no. 1, 71–100. Найдите этот ресурс:

    Pendle, Karin, ed. 2001. Женщины и музыка: история . 2-е изд. Блумингтон: Издательство Индианского университета. Найдите этот ресурс:

    Плэксин, Салли. 1982. Американские женщины в джазе, 1900 г. по настоящее время: их слова, жизнь и музыка . Нью-Йорк: Wideview Book. Найдите этот ресурс:

    Randel, Don Michael. 1992. «Каноны в музыковедческом инструментарии». В г. «Воспитание музыки: музыковедение и его каноны», , под редакцией Кэтрин Бержерон и Филиппа В.Болман, 10–22. Чикаго и Лондон: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

    Roig-Francolí, Miguel A. 2003. Гармония в контексте . Нью-Йорк: McGraw Hill. Найдите этот ресурс:

    Rosentiel, Leonie. 1982. Надя Буланже: Жизнь в музыке . Нью-Йорк: W.W. Norton & Company. Найдите этот ресурс:

    Smith, Catherine Parsons. 1994. «Отличительная мужественность: феминизм и модернизм в американской художественной музыке». В Сесилия Reclaimed: феминистские взгляды на гендер и музыку , отредактированный Сьюзен К.Кук и Джуди С. Цоу, 90–106. Урбана и Чикаго: University of Illinois Press. Найдите этот ресурс:

    Solie, Ruth A., ed. 1993. Музыковедение и различия: гендер и сексуальность в музыкальной стипендии . Беркли: University of California Press. Найдите этот ресурс:

    Straus, Joseph N. 1993. Музыка женщин для изучения и анализа . Нью-Йорк: Прентис-Холл. Найдите этот ресурс:

    Straus, Joseph N. 1995. Музыка Рут Кроуфорд Сигер .Кембридж и Нью-Йорк: Cambridge University Press. Найдите этот ресурс:

    Straus, Joseph N. 2000. Introduction to Post-Tonal Theory . 2-е изд. (3-е изд., 2005 г.) Верхняя Сэдл-Ривер, Нью-Джерси: Prentice Hall. (стр.656) Найдите этот ресурс:

    Тик, Джудит. 1993. «Чарльз Айвз и гендерная идеология». В «Музыковедение и различия: гендер и сексуальность в музыкальной стипендии», под редакцией Рут А. Соли, 83–106. Беркли: University of California Press. Найдите этот ресурс:

    Tick, Judith.1995. Американские женщины-композиторы до 1870 года . 2-е изд. Рочестер, Нью-Йорк: University of Rochester Press. Найдите этот ресурс:

    Поддельный Лютер Мартин: Адрес № 5

    Редактору «Федерального вестника». Сэр, я заметил, что вы переиздали Землевладельца № X против меня. Вы опубликуете мой пятый номер среди граждан Мэриленда, это будет доказательством вашей беспристрастности и будет очень полезно вашему покорному слуге,

    .

    Л – П М – Н.

    Гражданам Мэриленда.

    Вам, мои сограждане, позвольте мне высказать еще несколько мыслей по поводу этой злодейской системы тирании , ложно называемой федеральной конституцией , сформированной группой заговорщиков, тайно конклав в Филадельфии прошлым летом.

    Я, мои сограждане, в течение значительного времени был единственным честным человеком в этой демократической (а не аристократической) хунте . Я был единственным мужчиной, который, становясь твердым, решительно выступал против всякой меры этого тела; потому что я знал их, каждого мужчину, как честолюбивых тиранов.«Мистер? ВАШИНГТОН или мистер ФРАНКЛИН »поступают так благородно? Нет, верно: они одобрили несколько предложений заговорщицкого комитета; по крайней мере, они молчаливо соглашались с некоторыми из своих мер, и у них не было достаточно духа и патриотизма, чтобы кричать против всех своих поступков, правильных или неправильных, как я; более того, они, наконец, приняли активное участие в заговоре и помогли в его реализации. формируя эту проклятую конституцию.

    Может возникнуть вопрос, почему я категорически против каждого шага, предпринятого конвенцией? Отвечаю кратко — они ВСЕ ошибались .Кто-нибудь спросит: не более ли вероятно, что они были правы, а вы — неправы? Невозможно! поскольку я приложил все свои силы к изучению управления с первого дня, когда я занял свое место на съезде, то есть в субботу, я забыл час. Следующий день (это было воскресенье, а это, как вы знаете, все еще следующий день после субботы), несмотря на мои «религиозные сомнения», я полностью потратил на изучение их журналов. Затем я изучал науку об управлении, начиная с первых принципов, в течение « ТРИДЦАТЬ дней .Подумайте об этом, мои сограждане, ТРИДЦАТЬ дней, посвященных изучению государственного управления! со всеми «историями» политики, как древними, так и современными, чтобы помочь мне; и частный репетитор, самый умный из всех, кого могла себе позволить Филадельфия, чтобы пролить свет на самые сложные части этой непонятной науки.

    Достигнув таким образом превосходных познаний в области управления, я смело рискнул открыться членам соглашения и не только доказал им честолюбивых предателей , но и невежественных: они недостаточно вежливы, чтобы внимательно слушать меня (как это лепет негодяй, обнародованный Землевладельцем) не по моей вине; это должно быть объяснено их плохим воспитанием и их отвращением к важным доктринам, которые я им передал, и которые у них не было достаточного понимания, чтобы понять.

    Но, чтобы перейти к делу — большая часть членов была за пропорциональное соотношение количества представителей в Конгрессе к количеству облагаемых налогом жителей в соответствующих штатах. Это встретило мое решительное сопротивление. Я не хотел, чтобы более мелкие штаты (особенно Род-Айленд, где у меня много друзей) были лишены их равного избирательного права в федеральном правительстве , если у нас должно быть одно : кроме того, по их плану, который, к сожалению, был осуществлен подавляющее большинство, штат Мэриленд должен направить в федеральную палату представителей более одной тринадцатой , которая должна быть ее частью в этом органе; на общее количество представителей должно быть шестьдесят пять ; из них Мэриленд должна послать шесть, тогда как ее число должно быть не более пяти .Я выступал против такого рода представлений на принципах общей честности; потому что, если таким образом Мэриленд будет иметь чрезмерное влияние в федеральном органе, она, возможно, окажет это в ущерб достойному маленькому штату Род-Айленд и к своему собственному возвышению.

    Но еще большей причиной для моей единой оппозиции был способ, которым должны избираться президент и федеральные делегаты — не законодательными собраниями разных штатов, как раньше, а толпой , сбродом , нечисть земли , короче говоря, чтобы дать им свое худшее имя, простых людей. Что простое стадо смертных знает что-нибудь, особенно о правительстве? Какое у них право избирать законодателей и т. Д.? по всей вероятности, они выберут в это доверие каких-нибудь негодяев, невежественных, как они сами. По этой причине я возражаю против нового правительства; Какая унизительная мысль для меня, , или любого другого джентльмена , послать на конгресс с одним, а может быть, двумя или тремя такими товарищами для моих коллег! О, вы, силы! Меня тошнит при мысли о том, что я буду работать в Конгрессе с кучкой низкорослых хулиганов-фермеров!

    Позвольте мне, мои сограждане (я имею в виду лучшую, потому что я с презрением обращаюсь к черни), позвольте мне, я говорю, упомянуть еще одну великую причину моего несогласия с этой конституцией: пункт, запрещающий эмиссию бумажных денег и законные торги в любом из штатов; теперь каждый из вас должен знать, что без них суды и тот ценный класс граждан, называемый адвокатом , были бы лишены более двух третей своей работы; следовательно, многие из этих достойных джентльменов были бы вынуждены искать свой хлеб в чужой стране.Должно ли быть так, что должно быть с Соединенными Штатами? Разве не хорошо известно, что МЫ — лучшие арбитры для разрешения любых споров, которые могут возникнуть между человеком и человеком? И разве МЫ не самое яркое украшение каждого государства в союзе? Простите меня, если я попрошу вас на минутку обратить ваш взор на меня самого и на другого достойного персонажа в вашем штате, который не был вовлечен в недавнее восстание против Великобритании; но в данном случае мы без колебаний пожертвуем своей жизнью (простите за ошибку, я имею в виду ЖЕН), чтобы добиться отказа от этой конституции, которую я считаю немногим лучше, чем ящик Пандоры для нашей профессии.Полагаю, нет необходимости упоминать имя C – e; вы хорошо знакомы с его важными услугами. Если бы мы имели право принимать решения по федеральной конституции, которой непременно должны были обладать мы, , а не простых людей , мы, , скоро дали бы ей ход на в этом штате. Это подводит меня к моему заключительному возражению.

    Способ, который конвенция указала для ратификации этой конституции людьми, очень простыми людьми, тоже, является недопустимым.Какие! думают ли они, что L – r M – n будет жить в соответствии с конституцией, достоинства которой будут определять хамов , крестьян , фермеров , мельников , те самые промысловиков из Мэриленда! Тот, кто так думает, грубо ошибается. Я хотел бы сообщить таким, что для меня есть убежище в Род-Айленде, где достойные друзья законных торгов, жаждут принять меня с распростертыми объятиями; 3 и туда я непременно отремонтирую, как только эта конституция будет принята. штатом Мэриленд.И это не пустая угроза; ибо прибылью моего Att-y-G-lship я клянусь, что приведу его в исполнение и тем самым лишу вас ценного офицера. Прислушайтесь к моему заявлению, ослиные стойла! сброд Мэриленд! немедленно отвергните эту конституцию, если только вы не хотите потерять меня навсегда.

    В моем следующем номере я покажу вам кое-что из моей важности: в настоящее время может быть достаточно напомнить вам, что, несмотря на то, что я «исчерпал вежливость соглашения» и встретил только молчаливое презрение со стороны этого органа в ответ на все мои длинные речи; тем не менее, я был удостоен чести интимной дружбы г.Мейсон, мистер Джерри и некоторые другие джентльмены, и провели с ними частные встречи, как я уже упоминал в своем первом номере. И разве вы все не помните, как я отстаивал характер мистера Джерри, который был бы разрушен, если бы не я? Эти обстоятельства, вне всякого сомнения, доказывают, что меня очень уважают как политика, юриста (я собирался сказать, человек чести, и джентльмен ; но проклинаю такие пустые имена, Я их от души презираю) и нежный человек.

    L – N M – N.

    Балтимор, 5 апреля 1788 г.

    P. S. Может показаться немного странным, что мои возражения против этой конституции сильно отличаются от возражений любого другого человека, писавшего на эту тему; и что, когда другие борются за то, чтобы наделить людей большей властью, я за сокращение тех, которые им уже предоставлены, а именно. выборы президента и палаты представителей; и ратификация или отклонение предложенной конституции.Правда в том, что я хочу быть особенным; поэтому, в то время как некоторые придерживаются той гнусной демократии , которой они так слепо восхищаются, я хотел бы, чтобы аристократия , , подобная Венецианской, обосновалась в Соединенных Штатах. Это фактически исключило бы низкую прирожденную чернь из доли в правительстве — глупых ребят, которые, как я уже говорил вам в моем четвертом номере, не на атом лучше, чем нация
    лягушек из басни.

    О мои сограждане! «Я не хочу, чтобы вы превратили свои лемехи плуга в мечи, а ваши садовые крюки — в копья; Я также не прошу вас сбивать с толку ваши умы, рассуждая об этой новой конституции: дать ей свое простое отрицание, произнести односложное НЕТ — это все, что я прошу от вас.«Это необоснованная просьба? Нет, конечно; у вас есть право подчиняться команде вашего Att – y G – l в этом пустяковом случае.

    Обучение центральному посланию с помощью удивительных греческих мифов

    В рамках группы «Сказки» мы не только изучаем народные сказки коренных американцев, но и углубляемся в греческие мифы. Почему я использую греческие мифы? Их можно эффективно использовать для обучения основному посланию, а также многих других связанных литературных стандартов.

    Это также одни из моих любимых рассказов! Хотя они существуют уже более тысячи лет, эти истории все еще каждый год развлекают моих студентов.Греческие боги и другие греческие персонажи — сложные персонажи, которые хорошо поддаются анализу их черт. И каждая история несет в себе мораль или урок, который необходимо усвоить, что делает ее идеальной для преподавания основной идеи.

    БЕСПЛАТНЫЙ БУКЛЕТ

    Подпишитесь на мою рассылку и ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНЫЙ набор из 4 БУКЛЕТОВ, чтобы практиковать
    центральное послание с греческими мифами! Прочтите до конца!

    Обучение центральному посланию

    Один стандарт, связанный с обучением центральному сообщению, — это стандарт, связанный с анализом характера.Понимание черт характера приводит к пониманию мотивации характера. Эта мотивация — то, что движет действием или событиями в истории. Они также могут привести к наградам или наказанию!

    Одна вещь, которую я заметил при обучении чертам характера (концепция уже была введена и отработана в народных сказках коренных американцев), заключается в том, что ученики застревают в очень ограниченных способах описания поведения персонажа. Или, наоборот, они неправильно описывают персонажей, потому что не полностью понимают определение определенных черт.Буквально на днях у меня ученики путали тупое с ленивым!

    Обучение центральному сообщению

    И Черты характера

    Чтобы помочь расширить их словарный запас и подобрать подходящие черты характера, я разработал PowerPoint по чертам характера, в котором есть 25 черт характера. Каждая черта вводится через сценарий, который дает ключ к разгадке этой черты. Затем показывается картинка с диалогом, который мог бы сказать человек, проявивший эту черту. Это когда студенты пытаются определить черты характера.

    Мы обсуждаем возможные черты, даем показания со слайда, чтобы затем выявить черту. Слайд продолжается четырьмя синонимами этой черты характера. Я преподаю с помощью этого PowerPoint ежедневно, и нам удается делать примерно 3-4 занятия в день.

    Я также создал сопроводительные плакаты, которые вешаю в своей комнате для справки. Оттуда легко продолжить дневной урок ELA.

    Посмотрите ВИДЕО ПРЕДПРОСМОТР.

    БЕСПЛАТНЫЙ БУКЛЕТ

    Подпишитесь на мою рассылку и ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНЫЙ набор из 4 БУКЛЕТОВ, чтобы практиковать
    центральное послание с греческими мифами! Прочтите до конца!

    Какие греческие мифы я использую?

    Как я упоминал ранее, используя греческие мифы, я использую не только для обучения центральному посланию, но и черты характера, проблемы и решения, а также многие другие литературные стандарты Common Core.Некоторые из греческих мифов, которые я использую, включают

    Книги с картинками для чтения вслух

    У меня есть несколько любимых книжек с картинками, которые я читаю вслух, чтобы преподать центральное послание. Один из замечательных ресурсов — Usborne Greek Myths for Little Children . В этой конкретной книге собраны все известные греческие мифы, в том числе «Одесса». Рисунки уместны, а текст написан рассказами, удобными для детей.

    Я проецирую одну из страниц и иногда использую ее как для общего чтения, так и для чтения вслух.

    История царя Мидаса представляет собой персонажа, который побежден своей жадностью. Это чудесно и красиво изображено в произведении Деми «Король Мидас» : Золотое прикосновение . У него потрясающий расклад посередине!

    У одного из моих любимых авторов также есть версия Икара и Дедала! Книга Джеральда Макдермотта «Полет солнца» снова демонстрирует его удивительную художественную интерпретацию этого классического греческого мифа.

    БЕСПЛАТНЫЙ БУКЛЕТ

    Подпишитесь на мою рассылку и ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНЫЙ набор из 4 БУКЛЕТОВ, чтобы практиковать
    центральное послание с греческими мифами! Прочтите до конца!

    Кто, что, где, когда, как?

    В греческих мифах много-много персонажей и историй.Я помню, как в колледже мне приходилось читать Илиаду Гомера , а также Одиссею и Энеиду . У меня до сих пор хранятся копии этих историй! Я поделился ими со своим классом, чтобы показать им оригинальные тексты. Затем я объясняю им, как эти истории, хотя и считаются мифами, имеют некую основу в реальных событиях и людях. Город Троя, открытый немецким археологом Генрихом Шлиманом еще в 1870 году!

    Но я также объясняю им, как трудно мне, студенту колледжа, было отслеживать всех богов, богинь, героев, зверей и существ! Это привело меня к созданию набора из 48 плакатов по греческой мифологии, которые я использовал в своем классе.

    Они стали отличным источником информации о множестве персонажей, встречающихся в греческих мифах. Они также хороши, когда студенты исследуют римские аналоги (вы же знаете, что римляне практически греки!).

    БЕСПЛАТНЫЙ БУКЛЕТ

    Подпишитесь на мою рассылку и ПОЛУЧИТЕ БЕСПЛАТНЫЙ набор из 4 БУКЛЕТОВ, чтобы практиковать
    центральное послание с греческими мифами! Прочтите до конца!

    Практика определения центрального сообщения

    После того, как мы прочитали и поняли миф, я даю каждому студенту буклет, который они используют для объяснения основной идеи.Но сначала начнем с черт характера. Сначала я попросил студентов провести мозговой штурм над некоторыми идеями, используя эти графические органайзеры, которые я создал.

    Затем я создал эти БУКЛЕТЫ для 4 конкретных греческих мифов: Царь Мидас, Икар, Арахна и Ящик Пандоры. Например, на одной из страниц ученики должны были написать описание царя Мидаса, используя характерные слова и свидетельства для подтверждения описания.

    Затем, когда они поняли черты характера, которые его мотивировали, мы обсудили, как это привело к его проблемам. Поскольку царь Мидас был жадным и глупым, его желание не принесло ему ничего, кроме неприятностей. Итак, какой урок следует извлечь из царя Мидаса?

    Это когда я попросил студентов выбрать один из 4 вариантов.

    Большинство студентов согласились с тем, что из предложенных вариантов « Будь осторожен в своих желаниях для » — лучший выбор.

    Тогда пришло время подкрепить это текстовым свидетельством, которое является следующей страницей буклета.

    Я попросил студентов сначала потренироваться с фреймами предложений, чтобы у них были какие-то строительные леса с письмом.Затем ученики переписали все это вместе в виде одного короткого построенного ответа на следующей странице.

    Получите эти буклеты БЕСПЛАТНО!

    Я недавно редактировал буклеты, и теперь они доступны БЕСПЛАТНО исключительно здесь, в моем блоге. Просто подпишитесь на мою рассылку, и я пришлю вам ссылку, чтобы скачать их БЕСПЛАТНО! Используйте их для преподавания основной идеи на уроках литературы. Просто зарегистрируйтесь ниже, и вы получите 4 буклета: Икар, Арахна, царь Мидас и ящик Пандоры .

    Продолжая греческие мифы

    Я продолжаю преподавать греческие мифы по мере того, как мы узнаем о Троянской войне. Мне нравится сосредотачиваться на персонажах Ахилла, царя Приама, Елены Троянской и Одиссея.

    «Сказочная единица» — одна из моих любимых. Когда вы думаете о том, как эти истории ВСЕГДА влияют на нашу культуру ( Перси Джексон, Геркулес, Троя и т. Д.), мы оказали бы медвежью услугу, если бы НЕ читали эти истории нашим ученикам.

    Чтобы узнать больше об использовании греческих мифов, подпишитесь на мою доску Pinterest!

    |

    Как преподавать греческие мифы или центральное послание?

    Делитесь своими идеями в комментариях ниже!

    (PDF) Финансовые кризисы, кредитный бум и внешние дисбалансы: урок за 140 лет

    СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

    Алессандри, Пьерджиоргио и Эндрю Дж.Холдейн, 2009 г., Ставка на государство. Банк

    Англия. Фотокопия, ноябрь.

    Альмуния, Мигель, Агуст Бе

    ´ne

    ´trix, Барри Эйхенгрин, Кевин Х. О’Рурк и Гизела

    Руа, 2010, «От Великой депрессии к великому кредитному кризису: сходства, различия

    и Уроки // Экономическая политика. 25, No. 62, pp. 219–65.

    Барро, Роберт Дж., 2009 г., «Редкие бедствия, цены на активы и расходы на социальное обеспечение», American

    Economic Review, Vol.99, № 1. С. 243–64.

    Барро, Роберт Дж. И Хосе

    ´F. Урсуа, 2008, «Макроэкономические кризисы с 1870 года».

    Записки Брукинга по экономической деятельности, Vol. 1. С. 255–350.

    Берге, Трэвис Дж. И О.

    `scar Jorda

    `, 2011,« Оценка классификации экономической активности

    на спады и экспансии », Американский экономический журнал: Macro-

    Economics, Vol. 3, № 2, с. 246–77.

    Бернанке, Бен С., 2009, «Четыре вопроса о финансовом кризисе», председатель Совета управляющих

    Федеральной резервной системы США, выступление в колледже Morehouse

    , Атланта, Джорджия, 14 апреля.

    Бордо, Майкл, Барри Эйхенгрин, Даниэла Клингебиль и Мария Соледад Мартинес —

    Перия, 2001, «Становится ли проблема кризиса более серьезной? Экономическая политика, Vol. 16,

    № 32, с. 51–82.

    Борио, Клаудио, 2008, «Финансовые потрясения 2007–? Предварительная оценка и

    Некоторые соображения политики », Рабочие документы BIS, № 251.

    Борио, Клаудио и Уильям Р. Уайт, 2003, «Куда движется денежно-кредитная и финансовая стабильность:

    Последствия эволюции режимов политики», Труды, Федеральный резервный банк

    Канзас-Сити, Канзас-Сити, Миссури, стр. .131–211.

    Чекетти, Стивен Г., Марион Колер и Кристиан Аппер, 2009 г., «Финансовые кризисы и

    Экономическая активность». NBER Рабочие документы № 15379.

    Кристиано, Лоуренс Дж., Роберто Мотто и Массимо Ростаньо, 2010, «Финансовые факторы

    в экономических колебаниях», Серия рабочих документов Европейского центрального банка 1192.

    Экономический отчет президента, 2009 Вашингтон, округ Колумбия, Январь 2009 г.

    Фергюсон, Найл и Мориц Шуларик, 2010 г., «Конец Химерики», International

    Finance, предварительная онлайн-публикация, 16 марта 2011 г., DOI: 10.1111 / j.1468-

    2362.2010.01274.x.

    Гудхарт, Чарльз А.Э., 2007, «Что стало с денежными агрегатами?»

    Специальные доклады группы финансовых рынков 172, Группа финансовых рынков, Лондон

    Школа экономики.

    Гудхарт, Чарльз и Димитриос Цомокос, 2010 г., «Как восстановить дисбаланс текущего счета

    симметричным образом», колонка, 24 сентября, http://www.eurointelligence.com.

    Грин, Дэвид М. и Джон А. Светс, 1966, Теория обнаружения сигналов и психофизика

    (Лос-Альтос, Калифорния: Peninsula Publishing).

    Гро, Дэниел, 2010 г., «Как уравнять игровое поле капитала в игре с Китаем»,

    Комментарий CEPS, 8 октября.

    Гамильтон, Джеймс Д. и О

    `scar Jorda

    `, 2002, «Модель целевой ставки по федеральным фондам

    », Журнал политической экономии, Vol. 110, No. 5, pp. 1135–67.

    Хьюм, Майкл и Эндрю Сентанс, 2009, «Глобальный кредитный бум: вызовы для

    Макроэкономика и политика», Journal of International Money and Finance, Vol.28,

    № 8, с. 1426–61.

    O

    «шрам Джорда

    », Мориц Шуларик и Алан М. Тейлор

    376

    Фокус, точка зрения, второй взгляд и открытый разговор

    Ниже вы найдете разделы «Фокус», «Точка зрения», «Второй взгляд» и «Открытый разговор» из самых последних выпусков Isis . Эти разделы предназначены для привлечения читателей во всех областях науки, поскольку они затрагивают темы, выходящие за хронологические рамки.Первоначально они предназначались как инструменты для ученых, которые хотели исследовать новые перспективы в истории науки. Но они также оказались ценными инструментами обучения, и поэтому мы решили сделать их более доступными.

    Июнь 2021 г., 112: 2
    В фокусе: Research Film

    • Введение: повторное использование исследовательского фильма и Институт научного кино, Аня Саттельмахер, Марио Шульце и Сарин Вальтенспюль
    • Съемка куриных эмбрионов: создание эмбриологических фильмов Людвига Грепера, 1911–1940, Christian Reiß
    • Съемка мух-яиц: замедленная кинематография как промежуточная практика, Джесси Ольшинко-Грин
    • Переделка «Мишотта»: повторное использование и переделка движущихся изображений в истории исследования восприятия, Сигрид Лейссен
    • Дублирование природы и элементов субъективности в Этология серого гуся , Джулиана Шольц
    • Между стремлением и реальностью: фольклорные фильмы во времена потрясений, Торстен Нэзер
    • Многоразовые и одноразовые фильмы: от баллистических фильмов до кинематографической энциклопедии, Сарине Вальтенспюль
    • Shuffled Zeppelin Clips: The Flight and Crash of LZ 129 Hindenburg in the Archives, Anja Sattelmacher
    • Мобилизация движущихся изображений: повторное использование немецкого фильма о потоке 1920-х годов для У.S. Научное образование в период холодной войны, Марио Шульце
    • Пленка ист. (1–6) : Пример использования Encyclopaedia Cinematographica, Оливер Гайкен

    Март 2021 г., 112: 1
    В фокусе: Littorals

    Декабрь 2020 г., 111: 4
    Второй взгляд: пандемии

    • Введение редактора, Александра Хуэй и Мэтью Лавин
    • Материализация COVID, Дан Бук
    • Учимся жить с вирусом, Роберт Ароновиц
    • эпидемических лет: третий взгляд, Дора Варга
    • Восстановление современной гигиены в мире COVID-19, Мэри Августа Брейзелтон
    • Болезнь, сладость и сила, Джон Треш
    • Так кого это волнует? Вывоз Ливингстона из Африки, Кристофер Хэмлин
    • Возвращаясь к чуме в эпоху Галилея, Ханна Маркус
    • Когда-нибудь придет большая чума: Лори Гарретт «Грядущая чума: новые болезни в несбалансированном мире» , Василики Бетти Смоковитис
    • «Угроза» или мученик общественному здравоохранению?, Джейкоб Стир-Уильямс
    • Перечитывание Евангелия микробов во время пандемии, Джон Харли Уорнер
    • В поисках Деборы: сосредоточение пациентов и размещение эмоций в истории болезней, Кортни Э.Томпсон
    • Тревожные (пост) колониальные истории медицины: к практике человека, Эдна Бономм
    • Как мы живем сейчас ?, Уорвик Андерсон

    Сентябрь 2020, 111: 3
    Фокус: Педагогика

    • Введение: Меняющиеся педагогические пейзажи истории науки и «двух культур», Карен Рейдер
    • История химии в химическом образовании, Джон К.Полномочия
    • В честь подхода к историческому повествованию в естественнонаучном образовании, Даниэль Гамито-Маркес
    • Ускоренный курс «История науки: популярная наука для общего образования?», Эллисон Марш и Бетани Джонсон
    • Привлечение истории в лабораторию: новый подход к научному обучению в общем образовании, Дэвид Брэндон Деннис, Р. А. Лоусон и Джессика М. Пизано
    • Реконструкция кустарной эпистемологии раннего Нового времени и «недисциплинированный» метод расследования, Тианна Хелена Учач
    • Совместное преподавание ботаники и истории: междисциплинарная модель для более инклюзивной учебной программы, Фредерика Боукат и Тамара Колкинс
    • История в образовании ученых: поощрение суждения и социальных действий, Вивьен Гамильтон и Дэниел М.Стоебель

    июнь 2020 г., 111: 2
    Открытый разговор: разнообразить дисциплину или дисциплинировать разнообразие?

    Март 2020 г., 111: 1
    В центре внимания: катастрофы, наука и история

    Декабрь 2019, 110: 4
    Второй взгляд

    • Джона Бернхэма «Как победили суеверия и утеряна наука: введение редакции», Мэтью Лавин и Александра Хуэй
    • Условия пути: при повторном посещении Как победили суеверия и потеряна наука , Марсель Хотковски Лафоллет
    • Burnham, Popular Science, and Popularization, Nadine Weidman
    • Взгляд со стороны: фрагментированная власть в Китае и США, Сигрид Шмальцер
    • Другая проблема демаркации, Майкл Д.Гордин
    • Чья наука побеждает или проигрывает? (А что осталось по причине после?), Hansun Hsiung
    • Полемика против истории: размышления о книге Джона Бернхема Как победили суеверие и утратила науку , Автор06
    • От индивидуалистов до кротов: Джон С. Бернхэм, консультант по табаку, Николас Расмуссен и Роберт Н. Проктор
    • Популяризация, морализация и душа американской науки, Кэтрин Пандора
    • Американская Иеремиада: Джон К.Бернхэм и история популяризации науки, Нэнси Томес
    • «Оглядываясь назад, я вижу, что был прав»: последние слова Джона К. Бернхэма, рассказанные обманщиком, Стивен Т. Каспер

    Сентябрь 2019 г., 110: 3
    Фокус: история вычислений и философия науки

    • Введение редактора, Абрахам Гибсон, Манфред Д. Лаубихлер и Джейн Майеншайн
    • Вычислительная история знаний: проблемы и возможности, Манфред Д.Лаубихлер, Джейн Майеншайн и Юрген Ренн
    • Автостопом по данным в истории науки, Джулия Дамеров и Дирк Винтергрюн
    • Триангуляция истории с использованием текстовых данных, Кеннет Д. Айелло и Майкл Симеоне
    • Сетевой анализ для цифровых гуманитарных наук: принципы, проблемы, расширения, Дерик Т. Пейнтер, Брайан К. Дэниелс и Юрген Йост
    • История науки и историческая наука: вычислительные методы, алгоритмы и будущее области, Абрахам Гибсон и Синди Эрмус

    Июнь 2019, 110: 2
    В центре внимания: Объяснение в истории науки

    • Введение редактора, H.Флорис Коэн
    • Объясняя вавилонскую астрономию, Джон Стил,
    • Как Коперник стал Коперником ?, Роберт С. Вестман
    • Explaining an Early Modern Magnum Opus, Мария М. Портуондо
    • Я что-нибудь объяснил ?, J. L. Heilbron
    • Ловушки и возможности контекстного объяснения: случай изобретения Исаака Бекмана механической философии, Джон А. Шустер
    • Как математическая физика, основанная на исчислении, возникла во Франции после 1700 года: историческое повествование о сети акторов как объяснение, J.B. Хвостовик
    • Взгляд в прошлое, традиции и национальные стили в предыстории Лейденской банки, Майкл Байкрофт
    • Историческое объяснение и причинность, Франс ван Люнтерен
    • Объяснение структурных ограничений для участия мирян в полевых исследованиях, Джереми Веттер
    • Культурный релятивизм и биологический детерминизм: проблема исторического объяснения, Надин Вайдман
    • Emergence, Лаура Старк
    • Зачем спасать семя?, Хелен Энн Карри
    • The Oostvaardersplassen Fiasco, Bert Theunissen
    • Современные парадигмы объяснения: значение, действие и написание истории в эпоху изменения климата, Джо Гулди
    • Историческое объяснение науки, Теодор Арабатзис

    Март 2019, 110: 1
    Второй взгляд

    • Введение редактора, H.Флорис Коэн
    • История науки, техники и медицины: второй взгляд на Джозефа Нидхэма, Флоренс Сиа и Дагмар Шефер
    • Читая Нидхэма сейчас, Карла Наппи и Маккензи Уорк
    • Нидхэм и проблема китайского языка как языка для науки: существенный лингвистический поворот, Карин Чемла
    • Экуменическая медицина еще впереди: размышления о Нидхэме о медицине, Вэнь-Хуа Куо
    • Needham, Matter, Form, and Us, BuYun Chen
    • Большое (научное) расхождение: синергия и линии разлома в глобальной истории науки, Хелен Тилли

    Декабрь 2018 г., 109: 4
    В фокусе: историки науки переводят историю науки

    • Введение: Историки науки переводят историю науки, H.Флорис Коэн
    • Перевод как образ жизни, Анита Геррини
    • Englishing Kopp, Алан Дж. Рок
    • Перевод истории науки: согласованные усилия, Ann M. Hentschel, Klaus Hentschel
    • Идиома и изображение: перевод писем о солнечных пятнах , Эйлин Ривз, Альберт Ван Хелден
    • О переводе математики, Виктор Бласйо и Ян П. Хогендийк
    • Перевод книг по истории науки на китайский язык: зачем? Который? Как ?, Чжан Бутянь
    • Историки науки, переводящие историю науки: размытие против твердости, Цзин Цу

    Сентябрь 2018 г., 109: 3
    В фокусе: что в имени? Химия как неклассический подход к миру

    Июнь 2018 г., 109: 2
    В фокусе: перевод науки во времени

    • Введение: наука и практика перевода, Свен Дюпре
    • Давайте приложим усилия: наука на латыни в древности, Дарин Лехоукс
    • Мобильность науки: эпоха перевода на арабский язык, Скотт Л.Монтгомери
    • Арабский на турецкий в семнадцатом веке, Б. Харун Кючюк
    • Перевод слов, построение миров: метеорология на японском, голландском и китайском языках, Юлия Фрумер
    • Перевод, адаптация, нанесение увечий: или как сделать классику Просвещения, Риенк Вермидж
    • Перевод Александра Эллиса «Ощущения тона» Гельмгольца , Джулия Курселл

    Март 2018, 109: 1
    Второй взгляд: восемь континентальных европейских классиков

    • Введение: восемь континентальных европейских классиков, H.Флорис Коэн
    • Улавливая «дух» стоической физики, Ю. Цви Лангерманн
    • Фрагменты истории и науки, Орли-Льюис
    • Создание пространства для исторической рациональности, Финн Оле Энглер, Юрген Ренн и Маттиас Шеммель
    • No Escape from Fleck, Феликс Э. Ритманн
    • Юмор во время научных войн: перечитывание Изабель Стенгерс, Раф де Бонт
    • Серьезно принимать ученых (больше), Валери Леклерк и Джорис Вандендрише
    • Сдержанное очарование онтологии, Массимилиано Бадино
    • Логика, которая управляет каждым шагом научного исследования, Лука Гуззарди
    • Между двумя полюсами: позитивизм и историзм в истории современной географии, Мария М.Портуондо
    • История географии: нарративы, чтобы дисциплинировать прошлое и заново открыть географию как современную дисциплину, Карла Лоис
    • К рефлексивной истории современной субъективности, Андреас Майер
    • Место субъектности в безумии: к интеллектуальной истории психиатрии на философской основе, Марианна Скарфоне
    • Геология и христианство, Франс ван Люнтерен
    • Четыре книги по цене одной, Авраам (Аб) К.Флипс
    • Присвоение науки для выветривания территории, Вера Швах
    • Классика прогнозирования задним числом, Педер Робертс

    декабрь 2017 г., 108: 4
    Точка зрения: Воображаемое наукой прошлое

    Сентябрь 2017 г., 108: 3
    Фокус: лингвистическая гегемония и история науки

    июнь 2017 г., 108: 2
    Фокус: Почему научные музеи имеют значение: история науки в музеях в XXI веке

    • Введение: история научных музеев между академиками и аудиторией, Ad Maas
    • Научные музеи: панорамный вид, Лара Бергерс, Диди ван Трайп
    • Сложные тропы: гений, героическое изобретение и проблема долготы в музее, Ребекка Хиггитт
    • Настоящее время: история в Бостонских музеях науки, Victoria Cain
    • «Капсулы времени» науки: музеи, коллекции и научное наследие Португалии, Марта К.Лоуренсу, Хосе Педро Соуза Диас
    • Научные музеи и научное образование, Питер Херинг

    Март 2017 г., 108: 1
    Второй взгляд: Левиафан и воздушный насос

    • Введение редактора, Х. Флорис Коэн
    • Обзоры Левиафана и воздушного насоса: обзор, Азаде Ахбари
    • Комментарий: Обзор обзора, Thomas L. Hankins
    • Комментарий: Создание справочника, Доминик Пестре
    • Комментарий: Страшный суд, J.Л. Хейльброн
    • Комментарий: Бегемот против скептического химиста, повторное посещение, Пол Вуд
    • Комментарий: Все в восторге от социологии научного знания, Тревор Пинч
    • Комментарий: перечитывая классику, Джерун Баутерс
    • Комментарий: Снова экспериментируем, Лицзин Цзян
    • Комментарий: El Leviathan y la bomba de vacío, устойчивое эпистемологическое вмешательство, Vivette García-Deister
    • Комментарий: Эпистемология вежливости и вежливость эпистемологии, Алекс Веллерстайн
    • Заключительный комментарий: Ответ авторов, Саймон Шаффер, Стивен Шапин

    декабрь 2016 г., 107: 4
    Точка зрения: Часы на компьютеры

    • Часы для компьютеров: машинная «общая картина» истории современной науки, Франс ван Люнтерен
    • Machines as «Mental Tools», Bernadette Bensaude-Vincent
    • Агентство
    • , М.Norton Wise
    • Наглядные уроки, Патрисия Фара
    • Плюрализм против периодизации, Хасок Чанг
    • Кошки Дарнтона, винтовка Бэкона и история науки 101, Б. Харун Кючук
    • Машинные метафоры: некоторые размышления, Раф Де Бонт
    • Часы для компьютеров: некоторые пояснения, Франс ван Люнтерен

    Сентябрь 2016 г., 107: 3
    Точка зрения: Наука и православие: обзор и шесть комментариев

    • Введение редактора, H.Флорис Коэн
    • Наука и православное христианство: обзор, Эфтимиос Николаидис, Евдокси Делли, Николаос Ливанос, Костас Тампакис, Георгий Влахакис
    • Богословие и наука в православном мире: некоторые сомнения с латинской точки зрения, Кристоф Люти
    • Наука и стипендия Русского Православия, Карл Холл, Дмитрий Баюк
    • Религия и наука в Восточном Средиземноморье, Роберт Моррисон
    • Два православия и наука: сравнительные размышления, Яков М.Рабкин
    • Наука, восточное православие и протестантизм, Питер Харрисон
    • Наука, Восточное православие и мировые религии, Джон Хедли Брук, Рональд Л. Номера

    июнь 2016 г., 107: 2
    Точка зрения: Манифест истории и история науки

    • Введение редактора, Х. Флорис Коэн
    • Краткое изложение Манифест истории , Ноортье Якобс
    • Что проявляется в истории науки: размышления над The History Manifesto , Daniel J.Кевлес
    • Чтение Исторический манифест как историк математики в Древнем Китае, Карине Чемла
    • Исторический манифест , прочитанный из Латинской Америки, Эдна Суарес-Диас
    • Амбиции Сыма Цяня и видение Нидхэма: комментарий к Исторический манифест с точки зрения Китая, Лю Дунь
    • Исторический манифест , История науки и большие рассказы: некоторые нерешенные вопросы, Антонелла Романо
    • Подконтекстуализация и надконтекстуализация в истории науки, Стивен Гаукрогер
    • Муза (ммм) политическая, Томас Сёдерквист
    • Время, влияние и потребность в цифровой истории и философии науки, Джейн Майеншайн
    • Цифровые гуманитарные науки — улица с двусторонним движением, Иван Флис, Эвина Стейнова, Пол Воутерс
    • Давайте сделаем историю более гостеприимной, Наоми Орескес
    • Могут ли историки править ?, J.Л. Хейльброн
    • Тоска по Longue Durée , Дэвид Армитаж, Джо Гулди

    Март 2016 г., 107: 1
    В фокусе: история архивов и история науки

    Декабрь 2015 г., 106: 4
    Фокус: Соединение концепций: объединение и глобализация истории науки, истории технологий и экономической истории

    Сентябрь 2015 г., 106: 3
    В центре внимания: ограниченная рациональность и история науки

    Июнь 2015 г., 106: 2
    В фокусе: история гуманитарных наук и история науки

    Декабрь 2014 г., 105: 4
    В центре внимания: переездная гонка

    • Введение, Суман Сет
    • Материализм, рабство и история Ямайки, Суман Сет
    • Расовая наука, геополитика и империи: парадоксы власти, Хелен Тилли
    • Racial Concepts in the Global South, Warwick Anderson
    • Лучшая наука и лучшая раса ?: Социальный дарвинизм и китайская евгеника, Джульетта Чанг
    • «Современный синтез»: когда политически инклюзивная геномная наука опирается на биологические представления о расе, Duana Fullwiley

    Сентябрь 2014 г., 105: 3
    В фокусе: необычная стойкость натуралистического заблуждения

    июнь 2014 г., 105: 2
    В фокусе: знание океана: роль в истории науки

    Март 2014 г., 105: 1
    Фокус: нейроистория и история науки

    Декабрь 2013 г., 104: 4
    В фокусе: Глобальные течения в национальных историях науки:
    « Global Turn » и история науки в Латинской Америке

    Сентябрь 2013 г., 104: 3
    В центре внимания: упорядочивание дисциплины: классификация в истории науки

    Июнь 2013 г., 104: 2
    В центре внимания: наука, история и современная Индия

    Март 2013 г., 104: 1
    В фокусе: будущее истории науки

    Декабрь 2012 г., 103: 4
    Фокус: Listmania

    Сентябрь 2012 г., 103: 3
    Фокус: Прикладная наука

    июнь 2012 г., 103: 2
    В центре внимания: следование за деньгами: сети, коллеги и покровительство в истории науки

    • Денежный след: новая историография сетей, патронажа и научной карьеры, Каспер Андерсен, Якоб Бек-Томсен и Питер К.Kjærgaard
    • Время, деньги и история, Дэвид Эдгертон
    • Неохотные предприниматели: патенты и государственный патронат в новых технических науках, около 1870–1930 гг., Кристин МакЛауд
    • Торговля окаменелостями: расплата за происхождение человека, Питер К. Кьергаард

    Март 2012 г., 103: 1
    В фокусе: Учебники по естествознанию

    декабрь 2011 г., 102: 4
    В центре внимания: история научных инструментов

    Сентябрь 2011 г., 102: 3
    В фокусе: история науки и история математики

    Июнь 2011 г., 102: 2
    В фокусе: алхимия и история науки

    Март 2011 г., 102: 1
    В центре внимания: «Между и за пределами« Историй науки »и« Историй медицины »

    • Введение, Джон В.Пикстон, Майкл Уорбойз
    • История медицины и научной революции, Гарольд Дж. Кук
    • Практика и медицина в девятнадцатом веке, Майкл Уорбойз
    • Историография биомедицины: «Био», «Медицина» и между ними, Илана Леви
    • Срисовывая вместе современные истории науки, технологий и медицины, Джон В. Пикстон

    Декабрь 2010 г., 101: 4
    В центре внимания: исполнительская наука

    Сентябрь 2010 г., 101: 3
    В фокусе: история науки и литературы и наука: конвергенции и расхождения

    • Создание знаний: история, литература и поэтика науки, Джеймс Дж.Боном
    • Модифицируемое будущее: научная фантастика на скамейке, Колин Милберн
    • Научные обзоры и истории литературы: размышления о непростом родстве, Лаура Отис
    • Уроки литературы для историка науки (и наоборот): размышления о «форме», Генри С. Тернер
    • Об атомах, дубах и людоедах; или More Things That Talk, Laura Dassow Walls

    июнь 2010 г., 101: 2
    В фокусе: новые перспективы науки и холодная война

    Март 2010 г., 101: 1
    В фокусе: глобальные истории науки

    • Введение, Суджит Шивасундарам
    • Когда наука стала западной: историографические размышления, Марва Эльшакри
    • «Глобальные истории, народные науки и африканские генеалогии»; или «Готова ли история науки для всего мира?», Хелен Тилли
    • Очарование науки в Индии, Шрути Капила
    • Глобальные знания в движении: маршруты, рассказы индейцев и глубокие истории науки, Нил Сафьер
    • Науки и глобальное: О методах, вопросах и теории, Суджит Сивасундарам

    декабрь 2009 г., 100: 4
    В центре внимания: эмоциональная экономика науки

    Сентябрь 2009 г., 100: 3
    В центре внимания: Дарвин как культурная икона

    Июнь 2009 г., 100: 2
    В фокусе: историзация «популярной науки»

    март 2009 г., 100: 1
    Фокус: 100 томов Isis: Видение Джорджа Сартона

    • Введение, Бернард Лайтман
    • Эго и Интернационал: Модернистский круг Джорджа Сартона, Льюис Пайенсон и Кристоф Вербрюгген
    • Джордж Сартон, его Исида и последствия, Джеральд Холтон
    • История науки и история наук: Джордж Сартон, Исида , и две культуры, Питер Дайр
    • Переосмысление Института истории науки и цивилизации Сартона — Фактически, Джейн Майеншайн
    • Американское общество истории науки или Международное общество истории науки ? Судьба космополитизма со времен Джорджа Сартона, Рональд Л.Номера

    Декабрь 2008 г., 99: 4
    Направление: История лаборатории

    Сентябрь 2008 г., 99: 3
    В фокусе: контрфактические факты и историк науки

    Июнь 2008 г., 99: 2
    Фокус: В чем ценность истории науки?

    • Какая разница, в любом случае, история науки?, Джейн Майеншайн и Джордж Смит
    • Нужна ли научному образованию история науки ?, Грэм Гудей, Джон М.Линч, Кеннет Г. Уилсон и Констанс К. Барски
    • Таксономия и почему история науки имеет значение для науки: тематическое исследование, Эндрю Гамильтон и Квентин Д. Уиллер
    • Как история науки может иметь значение для ученых ?, Джейн Майеншайн, Манфред Лаубихлер и Андреа Лёттгерс
    • Наука в повседневном мире: почему перспективы из истории науки имеют значение, Кэтрин Пандора и Карен А. Рейдер
    • History of Science and American Science Policy, Zuoyue Wang and Naomi Oreskes

    Март 2008 г., 99: 1
    В центре внимания: новые направления в истории и философии науки

    Росарио Ферре | Пуэрто-риканский писатель

    Розарио Ферре (родился 28 сентября 1938 года, Понсе, Пуэрто-Рико — умер 18 февраля 2016 года, Сан-Хуан), автор рассказов, романист, критик и профессор, одна из ведущих женщин-авторов в современной Латинской Америке.Она написала большую часть своих работ на родном испанском языке, но в 1995 году она опубликовала роман « House on the Lagoon », написанный на английском языке.

    Ферре родился в одной из самых богатых семей Пуэрто-Рико, учился в колледже Уэлсли в Уэлсли, штат Массачусетс; Манхэттенвильский колледж закупок, Нью-Йорк; и Университет Пуэрто-Рико. В начале карьеры ее феминистские сочинения вызывали у нее споры. В течение 1970-х годов Ферре и другие пуэрториканские интеллектуалы, писатели и критики выпустили непочтительный журнал Zona de carga y descarga («Зона погрузки и разгрузки»), который стал весьма популярным.Здесь публиковались тексты писателей из других стран, например, кубинца-иконоборца Северо Сардуя. Ферре также опубликовал критику в адрес Фелисберто Эрнандеса и Сор Хуана Инес де ла Крус, среди прочих.

    Британника исследует

    100 женщин-первопроходцев

    Познакомьтесь с выдающимися женщинами, которые осмелились выдвинуть на первый план вопросы гендерного равенства и другие вопросы. Этим историческим женщинам есть что рассказать: от преодоления угнетения до нарушения правил, переосмысления мира или восстания.

    Рассказы Ферре выдают ее преданность писателям из Южного конуса, как часто называют сужающийся конец Южной Америки (в частности, Аргентины и Уругвая), таким писателям, как Орасио Кирога, Фелисберто Эрнандес и Хулио Кортасар, особенно Кирога. Как и он, Ферре была одержима беспокойными умами своих персонажей, которые часто становятся жертвами бурных страстей, причудливых привязанностей и странных болезней. Все эти аберрации вспыхивают посреди ничем не примечательной, скучной жизни провинциальных городков Пуэрто-Рико.Ферре сосредоточился на жизни женщин, особенно на их любовных связях с жестокими или равнодушными мужчинами. Ее книги рассказов и стихов включают Papeles de Pandora (1976; «Записки Пандоры», переведенные автором под названием Sweet Diamond Dust ), La muñeca menor (1980; The Youngest Doll ), Los cuentos de Juan Bobo (1981; «Рассказы Хуана Бобо»), Fábulas de la garza desangrada (1982; «Басни о бескровной цапле») и Maldito amor (1988; «Проклятая любовь»). Дом на лагуне в стиле Габриэля Гарсиа Маркеса — многословная семейная сага. В 1998 году Ферре опубликовала англоязычный роман Eccentric Neighborhoods о двух пуэрториканских семьях в первой половине 20 века, а в 2001 году она выпустила Flight of the Swan , о застрявшей в Пуэрто русской балетной труппе. Движение за независимость Рико.

    Научный форум: Десять распространенных статистических ошибок, на которые следует обратить внимание при написании или рецензировании рукописи

    Резюме:

    Рецензент № 1:

    В целом, мне понравилось читать эту рукопись.В этом, безусловно, есть свои достоинства.

    Однако временами я обнаруживал, что совершенно не согласен с некоторыми рекомендациями. Ниже я привожу список некоторых из моих наиболее серьезных претензий. Я думаю, что эта рукопись может быть подходящей для публикации, но для ее создания требуется значительный объем дополнительной работы.

    Во-первых, я не знаю предысторию авторов (извиняюсь, если я оскорбляю), но некоторые формулировки, примеры и описания предполагают, что они сами не являются опытными специалистами в области прикладной статистики.Эта рукопись значительно выиграет от вклада такого человека, просто чтобы переформулировать некоторые из типичных ошибок и связать их с хорошо известными проблемами, которые статистики обычно наблюдают при обучении статистиков, консультировании коллег и рецензировании рукописей. Я согласен с тем, что в этой рукописи важен тон и голос ученого (а не статистика), но важно, чтобы рукопись была такой, чтобы она имела гораздо более сильную статистическую основу, чтобы придать ей больший вес.

    Большая часть текста здесь довольно многословна, а объяснения проблем часто сбивают с толку (например, вопросы 3 и 4). Я уверен, что авторы могли бы сделать их намного проще и понятнее. Истоки авторов явно связаны с неврологией. Иногда это видно на их выборочных примерах (например, вопрос 1). Эта рукопись будет работать также с более нейтральными примерами, которые будут понятны любому человеку, работающему в различных научных дисциплинах. Итак, предлагаю авторам так переписать.

    Рукописи, подобные этой, имеют большое значение и могут оказать существенное влияние не только на научное сообщение, но и на то, как это делается. Итак, я надеюсь, что авторы решат внести в рукопись соответствующие изменения, чтобы сделать ее более приемлемой для публикации.

    Мы благодарим рецензента за этот комментарий, поскольку он подчеркивает необходимость того, чтобы мы с самого начала более четко указывали на наши намерения и целевую аудиторию в отношении нашего комментария. Этот комментарий написан нейробиологами своим коллегам-нейробиологам и их стажерам (обратите внимание, что мы предусмотрели его размещение в разделе «нейробиология»).Теперь уточним, что мы нейробиологи, а не статистики. Фактически, проблемы, которые мы выделяем, требуют минимальной статистической подготовки, поэтому мы считаем, что этот комментарий может оказать реальное влияние. Принимая во внимание нашу подготовку и перспективу, мы не чувствуем себя хорошо подготовленными, чтобы составить общий список проблем, общих для разных областей науки, поэтому мы считаем, что ориентация на нейробиологию будет наиболее подходящим и эффективным подходом. Поэтому мы хотим, чтобы примеры и общее обсуждение были доступными и актуальными для нашей целевой аудитории, хотя мы учли этот комментарий и, когда это возможно, упростили примеры или сократили некоторые из реальных деталей.

    Abstract: «Вдохновленные более широкими усилиями по повышению строгости различных этапов научного исследования, здесь мы составляем список некоторых из наиболее распространенных ошибок вывода, связанных с неэффективным дизайном эксперимента, несоответствующим статистическим анализом и / или ошибочными рассуждениями, появляющимися в опубликованных статьях по нейробиологии ».

    Введение: «Здесь мы выделяем некоторые из наиболее распространенных и уместных ошибок в научной интерпретации, которые следует устранять в процессе экспертной оценки.[…] Мы надеемся, что этот список поможет лучше понять, почему эти проблемы являются проблематичными, как обнаружить их в рукописи и как решить их в процессе рецензирования ».

    Существенных изменений:

    0) Введение

    Рецензент № 1:

    — Во Введении стоит отметить, что многие журналы проводят внутренние статистические обзоры и / или рассылают рукописи для более детального статистического обзора, если у обозревателей основного содержания есть сомнения.

    Принимая во внимание акцент на общей нейробиологии, по нашему опыту, это довольно необычно для общих исследовательских работ (может быть, это более обычная практика в некоторых клинических журналах?). Это может быть причиной того, что сообщество нейробиологов страдает от этих ошибок вывода.

    1) Отсутствие контрольного условия / группа

    Рецензент № 1:

    — Эта рукопись иногда очень ориентирована на нейробиологию. Я понимаю, что это главный интерес авторов, но иногда мне кажется, что это просто отвлекает от сообщения, и гораздо более простые примеры (которые будут универсальными для всех ученых) сработали бы намного лучше.Это особенно верно в отношении этой первой распространенной «ошибки».

    Согласен. Мы адаптировали текст для более широкого соответствия различным дисциплинам нейробиологии:

    «Например, при изучении эффекта тренировки обычно исследуют изменения в поведении или физиологические показатели. Тем не менее, изменения в показателях результатов могут возникать из-за других элементов исследования, которые не имеют прямого отношения к манипуляции (например, обучению) как таковой. Повторение одной и той же задачи в отсутствие вмешательства может вызвать изменение результатов между измерениями до и после вмешательства, например.грамм. из-за того, что участник или экспериментатор просто привыкает к условиям эксперимента, или из-за других изменений, связанных с течением времени ».

    Рецензент № 2:

    — «завышение вероятности наблюдения ложных изменений» — но все статистические тесты проводятся с использованием вероятностей ложных срабатываний, которые зависят от изменчивости данных. Каковы доказательства того, что низкая надежность результатов повторного тестирования приводит к увеличению количества ложноположительных результатов? Как отмечается в этом разделе, будет «наблюдаться» только абсолютный размер разницы — статистика покажет нам, является ли это различие надежным или нет, и именно здесь применяется (фиксированный) уровень ложных срабатываний.

    Согласен. Мы удалили из рукописи следующее предложение: «Если надежность повторного тестирования низкая, то естественные колебания переменной с течением времени будут большими, тем самым увеличивая вероятность наблюдения ложных изменений с течением времени».

    — Я часто сталкиваюсь с контрольными группами, которые отбираются после того, как известны результаты экспериментальной группы (например, множество исследований ТМС). Я бы добавил, что контрольную и экспериментальную группы необходимо отбирать одновременно и с рандомизированным распределением.

    Согласен, это действительно очень актуально, мы упомянули об этой халатности в тексте следующим образом:

    «Также важно, чтобы контрольная и экспериментальная группы отбирались одновременно и с рандомизированным распределением, чтобы минимизировать любые ошибки».

    — Это не только «продольное», это применимо и к данным поперечного сечения.

    Согласен. Мы убрали «лонгитюдный» из следующего предложения: «Выводы делаются на основе продольных данных по одной группе без адекватных условий контроля.”

    2) Интерпретация сравнений двух эффектов без прямого сравнения их

    Рецензент № 1:

    — Рисунок 1 — Это странно выбранный пример. Очевидно, что дисперсия в группе B намного больше, чем дисперсия в группе A. Это объясняет (по крайней мере частично), почему тест групповых различий не является значимым. Но, безусловно, объединение здесь проблематично: для предлагаемых методов мы предполагаем, что дисперсия одинакова в каждой группе, тогда как для большинства кажется, что она очень разная.

    Авторам необходимо выбрать лучший пример, чтобы проиллюстрировать типичную ошибку 2, и соответствующим образом изменить рисунок 1.

    Очко взято. Мы изменили этот рисунок, чтобы представить два очень распространенных примера. Мы намеренно взяли крайние примеры (которые на самом деле основаны на реальной публикации), чтобы сразу оценить наш ключевой момент.

    Рецензент № 2:

    — Это относится не только к «оценкам разницы», но и к любому эффекту (например, наклон, аппроксимация кривой и т. Д.)а не просто «различия»). Я предлагаю авторам сделать его здесь более общим (как они делают в разделе «Как обнаружить»), а затем привести конкретный и полезный пример простого различия двух различий. Здесь также стоит отметить, что в анализе часто используется термин «взаимодействие».

    Согласен. Это предложение было соответствующим образом изменено, и рисунок, иллюстрирующий эту проблему, был изменен, чтобы включить два разных случая.

    «Исследователи часто основывают свои выводы на влиянии вмешательства (например, предварительного илиразличие после вмешательства, корреляция между двумя переменными и т. д.), отмечая, что вмешательство дает значительный эффект, тогда как соответствующий эффект в контрольном состоянии или группе не является значимым (Nieuwenhuis et al., 2011). На основании этих данных исследователи иногда предполагают, что эффект больше в экспериментальных условиях, чем в контрольных. Этот тип ошибочного вывода очень распространен, но неверен ».

    — «дифференциальная статистическая значимость» — я бы сказал что-то вроде: «разные двоичные результаты при применении статистического порога».

    Согласен. Теперь это было перефразировано следующим образом:

    «Например, как показано на рисунке 1A, две переменные X и Y, каждая из которых измеряется в двух разных группах по 20 участников, могут иметь очень похожую корреляцию (группа A: R = 0,47; группа B: R = 0,41), но разные результаты с точки зрения статистической значимости: две переменные для группы A соответствуют статистическому порогу p ≤0,05 для достижения значимости, но не для группы B. […] Однако это не означает, что эффект вмешательства различается между двумя группы; действительно, в этом случае две группы существенно не различаются.”

    3) Завышение степеней свободы путем нарушения независимости мер

    Рецензент № 1:

    — Это очень сложное объяснение того, что большинство статистиков описывают совершенно иначе. Это излишне сложно. Это то, что большинство статистиков назвали бы проблемой «единицы анализа» — многое описано в литературе, см., Например, Парсонс, Тир и Ситч (2018, eLife).

    Здесь описывается некоторая неэффективная практика, когда, например, выполняется несколько измерений одного и того же объекта для окончательного сравнения объектов.Если исследование направлено на понимание воздействия вмешательства на субъектов, то это «единица анализа», и для того, чтобы сделать выводы, воспроизведение должно происходить на уровне субъекта (единица анализа), а не внутри субъекта. (в пределах единицы). Множественные измерения на предметах улучшают точность оценки среднего испытуемого (например), но ничего не говорят нам о различиях между предметами.

    Это часто наблюдается как искусственное раздувание степеней свободы, объединение слоев в анализе, но в конечном итоге проблема заключается в отсутствии четкого определения цели анализа и подходящей единицы измерения для оценки вариации, которая используется для количественной оценки воздействия вмешательства.Лично я не думаю, что привнесение корреляции в обсуждение очень помогает. Все, о чем нам действительно нужно знать, это то, что измерения внутри (например) объекта, скорее всего, будут коррелированы, тогда как по определению данные от субъектов не коррелированы.

    Мы благодарим рецензента за очень полезный отчет о проблеме. Теперь мы ускользаем от полезной ссылки, предложенной рецензентом, и переписали раздел, чтобы отразить это как проблему «единицы анализа». Пример корреляции — это реальный пример (собственно говоря, из публикации eLife !).Это невероятно распространенная проблема в нашей области, и мы почувствовали, что нужен пример, чтобы дать людям более интуитивное представление о проблеме (и о том, почему люди могут стать ее жертвами — это улучшает их статистические результаты).

    — Анализ смешанных эффектов — это канонический анализ, рекомендуемый большинством статистиков. Когда мы это делаем, мы естественным образом оцениваем соответствующие внутрипредметные (кластерные) корреляции. Эту методологию следует гораздо шире использовать во многих областях науки; только в медицине, где исследования сообщают данные о пациентах, а в психологии это общепризнано как важное.Хотя его корни уходят в генезис статистики в сельскохозяйственной науке, где поля были разделены на блоки, участки и вложенные участки, растения и т. Д.

    Согласен. Мы выделили это решение в нашей исходной рукописи и расширили его в исправлениях. Хотя это, вероятно, лучшее статистическое решение этой проблемы, оно также требует некоторого углубленного статистического понимания для реализации и поэтому должно применяться с осторожностью. Таким образом, он, вероятно, недоступен для нашей целевой аудитории.

    «Возможно, лучшим доступным решением этой проблемы является использование линейной модели со смешанными эффектами, где исследователи могут определять изменчивость внутри субъектов как фиксированный эффект, а изменчивость между субъектами как случайный эффект. Этот набирающий популярность подход (Boisgontier and Cheval, 2016) позволяет поместить все данные в модель, не нарушая предположения о независимости. Однако им легко злоупотребить (Matuschek et al., 2017), и он требует глубокого статистического понимания, поэтому его следует применять и интерпретировать с некоторой осторожностью.”

    — Априорный статистический анализ мощности всегда является хорошей идеей, но я действительно не думаю, что он добавляет много к обсуждению здесь.

    Согласен. Мы удалили это предложение из этого раздела.

    Рецензент № 2:

    — Это верно для некоторых статистических процедур (например, когда вы моделируете один параметр на одном уровне для каждого участника), но не для всех. Например, я считаю, что линейные смешанные модели (например, в R) будут иметь много dfs больше, чем N-x, но они остаются в силе.Я помню, как видел большие dfs в (например) выводах FMRI Brain Voyager. Я не понимаю эти многоуровневые линейные смешанные модели, но я подверг сомнению и исправлял эту точку df статистиками, использующими R (например, см. Df в Meteyard and Holmes, 2018; я не проводил анализ). Рекомендации в разделе «Как обнаружить» следует уточнить и / или исправить по мере необходимости.

    Мы выяснили, что в этом конкретном примере исследователи проводят простой регрессионный анализ.Мы также переформулировали эту проблему в соответствии с предложением рецензента №1 относительно «единиц анализа», тем самым сведя к минимуму наше обсуждение df .

    — ‘усредните полученные значения r (не забудьте сначала нормализовать распределение!)’ — Возможно, дайте здесь конкретный совет: например, используйте преобразование Фишера r-to-Z, Z = 0.5log [(1 + r) / (1-р)].

    Мы перефразировали это предложение, но не включили формулу, так как она кажется слишком подробной для целей этого раздела.

    — «случайный фактор» — «случайный» эффект «было бы лучше.

    Изменено.

    4) Ложные корреляции

    Рецензент № 1:

    — Рисунок 2A, B, C — Несомненно, проблема здесь в том, что «выбросы» имеют большое влияние (рычаг) на многие статистические данные; средние, дисперсии, ковариации, регрессионный анализ, дисперсионный анализ и да, корреляции. Но это проблема не только при оценке корреляций. Конечно, проблема здесь в том, чтобы представить данные визуально и рассмотреть значение (достоверность) любых точек данных, которые находятся далеко от остальной части распределения.Мне не нравится здесь (неявный) аргумент о том, что корреляции Пирсона в некотором смысле «неправильны». Это зависит от того, верна ли модель (прямая линия) и верны ли предположения о приблизительной нормальности. Совершенно правдоподобно полагать, что рисунок 2C правильный, и что только одна точка данных была доступна при X = 5, но есть веские основания полагать, что данные распределены нормально. Я хотел бы здесь подчеркнуть важность измерения ошибок при составлении отчетов. Доверительные интервалы корреляции Пирсона нам здесь очень помогли бы.Точечные оценки корреляций сами по себе не так полезны, если данные не отображаются визуально.

    Согласен, и в этом разделе мы подчеркиваем преимущества устойчивых корреляций, которые учитывают дисперсию данного распределения. Но для среднего нейробиолога CI сам по себе не будет иметь большого значения (на самом деле, большинство журналов, не относящихся к психологическим, не требуют / не поощряют авторов сообщать описательную статистику). Более того, как указывает рецензент, CI корреляции (которую мы теперь добавили к рисунку) не позволит вам определить, является ли данная корреляция ложной или нет — это более глубокая проблема, о которой мы подробно расскажем ниже.

    «Ложные корреляции чаще всего возникают, если для одной из двух переменных присутствует один или несколько выбросов. Как показано в верхнем ряду рисунка 2, одно значение, отличное от остальной части распределения, может увеличить коэффициент корреляции. Ложные корреляции также могут возникать из-за кластеров, например если данные из двух групп объединяются вместе, когда две группы различаются этими двумя переменными (как показано в нижней строке рисунка 2) ».

    — Еще одна вещь, с которой я здесь не согласен, — это то, что ранговая корреляция Спирмена имеет больше смысла в настройках, показанных на рис. 2В и 2С.В общем, решения о том, следует ли предполагать нормальность, лучше принимать по принципиальным причинам, а не по эмпирическим причинам. Использование непараметрического коэффициента корреляции для меня здесь не имело бы большого смысла — они, как правило, очень неэффективны, поскольку мы сначала преобразуем их в ранги, что является причиной того, что значение не меняется с рисунка 2B на рисунок 2C. Если бы данные были достаточно плотно распределены симметрично относительно среднего значения, кроме одного значения, находящегося на большом расстоянии, моей первой рекомендацией было бы проверить достоверность экстремальной точки данных, а не переходить к непараметрической корреляции.

    Мы полностью согласны с тем, что любые решения о статистическом анализе и удалении выбросов должны приниматься априори и по принципиальным причинам (см. Наш раздел о p-hacking). По этим причинам мы не думаем, что точки данных следует отбрасывать на основе апостериорной визуализации данных, мы полагаем, что это станет точкой консенсуса между нами и рецензентами. Итак, проблема заключается в следующем — как справиться с ситуацией, когда кажется, что результаты обусловлены выбросом / кластером, не открывая ящик Пандоры для p-hacking? Эту проблему усугубляет тот факт, что во многих областях нейробиологии размеры выборки очень ограничены, что затрудняет определение того, нарушают ли данные предположения параметрической статистики, включая «истинную» идентификацию выбросов.Таким образом, параметрическая статистика затрудняет решение этой проблемы. Ранговые корреляции помогают нам в некоторой степени смягчить эту проблему, потому что они не требуют от нас проверки каких-либо предположений и, как было показано, более устойчивы для небольших размеров выборки (Mundry and Fischer, 1998) (хотя мы отмечаем, что Спирмен также чувствительны к выбросам (Rousselet and Pernet, 2012)). По этой причине мы выделяем здесь надежные корреляции как лучшее решение (см. Также наш ответ рецензенту №2

    ниже, который поднял некоторые важные соображения).Теперь мы понимаем, что включение в диаграмму значений Спирмена создало неверное впечатление, что это лучшая альтернатива. Чтобы избежать этого, мы удалили значения rho с рисунка.

    «Надежные методы корреляции (например, бутстрэппинг, выигрыш по данным, пропущенные корреляции) должны быть предпочтительнее в большинстве случаев, потому что они менее чувствительны к выбросам (Salibian-Barrera and Zamar, 2002). Это связано с тем, что эти тесты принимают во внимание структуру данных (Wilcox, 2016).”

    Рецензент № 2:

    — «Тем не менее, использование параметрических корреляций, таких как r Пирсона, требует нормального распределения обеих переменных».

    Нет, это не так! Все параметрические линейные модели (насколько я понимаю) требуют, чтобы ошибка имела нормальное распределение. В случае t-теста для одной выборки против одного среднего, это идентично требованию, чтобы сами переменные были нормально распределены. Но, что касается всего остального, это различия или ошибки или остатки после того, как модель подобрана, которые должны быть нормально распределены, а не необработанные данные.Авторы повторяют в своем руководстве то, что, как я понимаю, является очень распространенной неправильной интерпретацией, и было бы хорошо, если бы они были абсолютно уверены в том, что то, что они здесь говорят, правильно, чтобы избежать повторения этих ошибок.

    Благодарим рецензента за это образование! Мы отредактировали текст следующим образом:

    «Корреляции — важный инструмент в науке, позволяющий оценить величину связи между двумя переменными. Тем не менее, использование параметрических корреляций, таких как r Пирсона, основывается на ряде предположений, которые важно учитывать, поскольку нарушение этих предположений может привести к ложным корреляциям.”

    Вот руководство от команды R: https://rcompanion.org/handbook/I_01.html, а именно: «В частности, тесты, обсуждаемые в этом разделе, предполагают, что распределение данных является условно нормальным в распределении. Это То есть, данные обычно распределяются после учета влияния переменных в модели. С практической точки зрения это означает, что остатки от анализа должны быть нормально распределены. Обычно это оценивается с помощью гистограммы остатков, плотности график, как показано ниже, или с графиком квантиль-квантиль … Будьте осторожны, чтобы не запутаться в этом предположении.Вы можете увидеть обсуждение того, как обычно должны распределяться «данные» для параметрических тестов. Обычно это заблуждение «.

    Авторы правы в том, что (настоящие) выбросы могут привести к ложным корреляциям, но лекарство от этого, как они заявляют, состоит в следующем: стандартные ошибки и с должной осторожностью.

    Одна реальная проблема — как определить «подлинные» выбросы? Возможно, большой размер выборки — это одно из решений, позволяющее лучше охватить население? Тем не менее, по-прежнему будут случаи, когда явные «выбросы» — это подлинные наблюдения, подчиняющиеся закону, который вы пытаетесь обнаружить.Например, измерение массы и длины тела в животном мире: очень много мелких животных будет внизу шкалы (например, насекомые), некоторые посередине (например, птицы и большинство млекопитающих) и еще меньше. все еще в крайнем случае (например, киты или слоны). Я готов поспорить, что синий кит следует тому же статистическому закону зависимости массы от длины, что и комар (с отклонением от этой модели из-за формы). «Ложная» корреляция может возникнуть из-за неполной выборки из проблемного пространства — если мы отбираем только насекомых и китов, мы можем сделать неправильный вывод и назвать корреляцию между массой и длиной «ложной».Или, может быть, данные сначала нужно преобразовать в журнал?

    Моя трудная задача здесь: если у вас нет какой-либо независимой причины для исключения определенной точки данных (например, участник не выполнил задачу должным образом, не носил очки, нездоров, нетипичен; слон вытягивал ноги), то я думаю, что опасно делать вывод, что корреляция ложная только из-за одного «выброса». Скорее: авторам необходимо представить данные, проверить свои предположения и предположить, что систематическая ошибка выборки или ошибка экспериментатора привели к появлению этого «выброса».В целом авторы правы: ограниченная выборка из предполагаемой совокупности может сделать такие выбросы более вероятными, и тогда корреляции могут быть более проблематичными. Но это все относительно, и ошибка может возникать в обоих направлениях (Тип I, Тип II). Единственное решение — быть очень осторожными как при включении, так и при исключении данных.

    Мы полностью понимаем этот момент и изменили раздел, чтобы лучше отразить его.

    — «когда две переменные не являются независимыми» — планы с повторными измерениями часто имеют сильно коррелированные баллы между различными условиями или временными точками у одних и тех же участников.Опять же, является ли реальная проблема здесь «независимой ошибкой» (остатками), а не «независимыми данными»?

    Эта проблема теперь обрабатывается в новом элементе «циклический анализ». Мы постарались избежать этого статистического заблуждения.

    — Это ошибка «регресса к среднему», которую я обсуждал в Holmes (2007, 2009), но эта тема здесь только «почетное упоминание»! Я бы предложил, чтобы все эти «круговые анализы» и «двойные провалы» (т.е. оба являются зависимостями в данных, созданными экспериментатором) могли быть в отдельном разделе (после рассмотрения нижеприведенных комментариев, в которых я предлагаю полностью удалить пункт 6. ).

    Мы последовали этому предложению и добавили новый раздел (Раздел 6).

    — Рисунок 2A — Готов поспорить, что красная точка здесь не является исключением.

    Мы изменили легенду рисунка, чтобы лучше отразить применяемую здесь процедуру.

    «От A до C расстояние между основной популяцией ( N = 20, черные кружки) и красным кружком систематически менялось, пока не превратилось в формальный выброс (C)».

    — «они могут запускать некоторые базовые симуляции» — я согласен на 100% (Holmes 2007, 2009), но в этом предложении, на мой взгляд, около 95% вашей целевой аудитории будут прятаться под одеялами из страха перед программированием.Каким образом тот, кто не достаточно хорошо обучен, чтобы обнаружить эти проблемы в первую очередь, может «запустить несколько симуляций»? Могут ли авторы указать на онлайн-инструмент или учебное пособие, которые могут помочь?

    Это предложение было перенесено в циклический анализ и перефразировано следующим образом:

    «Если возможно, рецензент может попросить авторов запустить моделирование, чтобы продемонстрировать, что интересующий результат не привязан к распределению шума и критериям выбора».

    5) Использование групп с недостаточной мощностью

    Рецензент № 1:

    — Эксперименты с небольшими размерами выборок довольно часто оказываются маленькими по очень веским причинам, не всегда, но часто.Мы не должны рекомендовать ученым не проводить небольшие эксперименты — иногда это просто невозможно, — но мы должны сказать им, чтобы они не сообщали статистические данные. Особенно, если в исследовании нет априорного расчета мощности. Не уверен, что рис. 3 многое здесь добавляет.

    Спасибо, что подняли этот важный вопрос. Безусловно, верно, что в некоторых случаях (например, в исследованиях на животных и, в частности, приматах, кроме человека) есть очень веская причина для ограничения сбора данных, и в пересмотренную рукопись мы включили некоторые решения для этих случаев.Но это скорее исключение, чем правило. В частности, в нашей области когнитивной нейробиологии литература ясно показывает, что мы часто не обладаем достаточными возможностями по плохим причинам (Хиггинсон и Мунафо, 2016). Как исследователь, работающий с редкими группами пациентов и использующий дорогостоящие методы нейровизуализации, TRM предполагает, что во многих случаях это становится вопросом первоочередной важности (тратя гораздо больше времени и ресурсов на сбор немного большего количества данных). Как исследователь, работающий со здоровыми участниками с использованием недорогих методов, JJOdX считает, что существует мало причин, по которым люди предпочитают публиковать исследования очень малых размеров выборки (n <15).Поэтому мы считаем, что как сообщество мы должны поднять планку. Поэтому мы по-прежнему уделяли большое внимание анализу статистической мощности.

    «В ситуациях, когда размер выборки может быть ограничен по своей природе (например, исследования с редкими клиническими популяциями или приматами, не относящимися к человеку), следует предпринять усилия для обеспечения повторений (как внутри, так и между случаями) и включения достаточного контроля (например, для установления доверительных интервалов). ). Предлагаются некоторые статистические решения для оценки тематических исследований (например,г., Crawford t -тест; (Corballis, 2009)) ».

    Рисунок 3 был удален по просьбе рецензента и редактора.

    Рецензент № 2:

    — «В частотной статистике, в которой используется порог значимости α = 0,05, 5% всех статистических тестов дадут значимый результат даже в отсутствие фактического эффекта (ложные срабатывания; ошибка типа I)» — я думаю авторам необходимо пояснить это немного подробнее, например: «Предполагая, что нуль является истинным, тогда случайно выбранные и независимо выбранные данные из нормального распределения со средним нулевым значением дадут выборку, которая при проверке против среднего нуля, имеет p-значение ниже или равное.05 примерно в 5% случаев ». Слово« даже »в их заявлении здесь бесполезно — в статистике явно предполагается, что значение null истинно (на самом деле это никогда не бывает!)

    Поскольку мы удалили этот рисунок, текст здесь был упрощен:

    «Критически важно, что большая корреляция не является результатом более сильной связи между двумя переменными, это просто потому, что завышение фактического коэффициента корреляции (здесь r = 0) всегда будет больше с небольшой выборкой. размер.Например, при выборке двух некоррелированных переменных с N = 15 смоделированные ложноположительные корреляции примерно находятся в диапазоне | 0,5-0,75 | тогда как при выборке тех же некоррелированных переменных с N = 100 дает ложноположительные корреляции в диапазоне | 0,2-0,25 | (Код доступен по адресу https://github.com/jjodx/InferentialMistakes) «.

    — «Учитывая, что эти две переменные случайны, существенных корреляций быть не должно» — см. Предыдущий пункт. Будет 5% «значимых» корреляций.

    См. Выше.

    — «ложно значимый» — мне не нравится это словосочетание. Это кажется противоречивым. Я знаю, что они означают (что-то вроде: «используя стандартный критерий α, большинство исследователей пришли бы к выводу, что существует положительная корреляция в популяции, хотя на самом деле ее нет»).

    См. Выше.

    — «эксперимент недостаточно мощный» — Но в моделируемой популяции нет никакого эффекта. Следовательно, не может быть достаточного размера выборки, чтобы обнаружить этот эффект.Следовательно, это нельзя «недооценивать». Исправлять.

    См. Выше.

    — «<» действительно ли это должно быть «≤»? То же самое во всей рукописи.

    Текст был изменен в соответствии с предложением.

    — «Конструкции с небольшим размером выборки также более подвержены ошибкам типа II» — Почему? Ошибка типа II является нелинейной функцией размера выборки и размера реального эффекта. Знание ошибки типа II требует, чтобы вы знали распределение совокупности, что почти никогда не бывает (и не требуется) в тех видах параметрических тестов нулевой гипотезы, которые авторы обсуждают здесь.

    С небольшими выборками становится просто сложнее обнаружить эффект из-за низкой мощности. Теперь это поясняется в тексте следующим образом:

    «Проекты с малым размером выборки также более подвержены пропуску эффекта, который существует в данных (ошибка типа II). Для данного размера эффекта (например, разницы между двумя группами) шансы обнаружить эффект больше с большим размером выборки (эта вероятность называется статистической мощностью).Следовательно, с большими выборками вы уменьшаете вероятность не обнаружить эффект, когда он действительно присутствует ».

    — «на основе ограниченного числа участников» — я бы удалил это, поскольку не считаю это оправданным. Я думаю, что все эффекты (особенно неожиданные) из одного эксперимента следует воспринимать с одинаковой степенью осторожности, независимо от размера их выборки (кто устанавливает критерий в любом случае?). Статистика решает проблему размера выборки. Статистические данные, конечно, могут быть смещены в зависимости от размера выборки, и в некоторые из них вносятся поправки (например,g., Hedges G вместо Cohen d), но если вы ожидаете значительного эффекта (например, удаление полосатой коры головного мозга ухудшит зрение), то я не вижу ничего плохого в проведении абсолютного минимума тестов на ваших объектах, чтобы установить этот эффект. Было бы неэтично удалять 30 зрительных корок головного мозга обезьян, когда 2 достаточно для проверки гипотезы.

    Мы согласны с тем, что это относится к конкретному эксперименту, и поэтому мы должны уточнить наши рекомендации.

    «В ситуациях, когда размер выборки может быть ограничен по своей природе (например,грамм. исследования с редкими клиническими популяциями или приматами, не относящимися к человеку), должны быть предприняты усилия для обеспечения повторений (как внутри, так и между случаями) и включения достаточного контроля (например, для установления доверительных интервалов). Предлагаются некоторые статистические решения для оценки тематических исследований (например, тест Crawford t ; (Corballis, 2009)) ».

    — «которые не были воспроизведены» — Да, мы должны быть особенно скептически настроены, если второй эксперимент с хорошей мощностью не может повторить первый, но я бы обычно скептически относился к результатам одного эксперимента, независимо от размера его выборки.Я думаю, что основная мысль авторов состоит в том, что небольшие исследования достигают значимости только с большими эффектами. Правда. Но некоторые большие эффекты реальны, поэтому, учитывая один конкретный результат, как вы можете узнать? Нам должно быть позволено искать большие статистические эффекты. Сбор сходных и независимых доказательств следует искать во всех исследованиях, а не только у тех исследователей, которые ищут большие эффекты: Смит и Литтл (2018).

    Мы полностью принимаем этот момент (который также относится к комментариям рецензента №1 выше).Теперь мы отредактировали текст, чтобы более тщательно отразить эти соображения:

    «Как это обнаружить: рецензенты должны критически изучить размер выборки, использованной в статье, и оценить, достаточен ли размер выборки. Особо следует отметить чрезвычайные претензии, основанные на ограниченном количестве участников.

    Решения для исследователей: единичная величина эффекта или единичное значение p из небольшой выборки имеет ограниченную ценность, и рецензенты могут направить исследователей к Button et al., 2013, чтобы подчеркнуть эту точку зрения. Исследователи должны либо представить доказательства того, что они обладают достаточной мощностью, чтобы обнаружить эффект с самого начала, например, путем представления априорного статистического анализа мощности, либо выполнить повторение своего исследования. Проблема с расчетами мощности заключается в том, что они должны основываться на априорных расчетах величины эффекта из независимого набора данных, и их трудно оценить в обзоре. Байесовская статистика дает возможность определить мощность для определения эффекта постфактум (Kruschke, 2011).”

    6) Использование параметрической статистики с небольшими размерами выборки

    — Извините, но я не могу согласиться с большей частью этого раздела. См. Мои предыдущие комментарии о предположениях о нормальности. В большинстве случаев тесты на нормальность действительно не очень полезны. В небольших выборках, согласен с авторами, они бесполезны. Однако в больших выборках они всегда будут отклонять с вероятностью очень близкой к единице.

    — В целом решения о нормальности и использовании параметрических или непараметрических методов должны основываться в основном на научных принципах.Например, если я собираю данные о росте 10 человек, я сообщаю медианное значение и IQR, но если я собираю данные о 50 человек, среднее значение и стандартное отклонение? Нет, это явно неправильно. Я считаю, что высоты приблизительно распределяются в зависимости от способа измерения, моего собственного опыта и опыта других (независимо от того, что мне говорит тест на нормальность!), Поэтому я должен суммировать данные на этой основе соответствующим образом: значит и ШД.

    — Такой механический / автоматизированный подход к реализации статистических методов категорически не одобряется большинством статистиков.Это аналогично широко распространенной приверженности (неправильной) интерпретации p-значений, которая так широко критиковалась, в частности, Американской статистической ассоциацией. В своем руководстве по использованию статистических тестов для таких решений и роли p-значений ясно, что «научные выводы и деловые или политические решения не должны основываться только на том, превышает ли p-значение определенный порог» и «нет. единый индекс [значение p] должен заменять научное обоснование «.

    — Для принятия решений о том, как правильно анализировать данные, следует использовать научные аргументы и прецеденты, а не произвольные специальные (зависящие от данных) статистические тесты.

    Рецензент № 2:

    — Раздел 6 неверен и должен быть удален. Частично из-за той же проблемы, что и в пункте 4 (нормальное распределение ошибок), но авторы, кажется, аргументируют (невольно) отказ от параметрических тестов, а не для их использования только с « большими » выборками, поскольку объяснено ниже:

    Параметрическая статистика была разработана для небольших выборок.Если у вас есть какие-либо сомнения по этому поводу, пожалуйста, ознакомьтесь с Fisher (1925), полностью доступным здесь: https://psychclassics.yorku.ca/Fisher/Methods/index.htm

    В параметрической статистике из выборки данных мы извлекаем параметры, например среднее значение и стандартное отклонение (например, разницы между средними значениями двух условий). В нашей статистической модели мы сравниваем эти параметры с нормальным распределением, чтобы сделать вероятностные выводы с использованием теоретического распределения.

    Когда размер выборки невелик (скажем, <30), мы не относим наши параметры напрямую к нормальному распределению.Скорее, мы относим их к t, F, хи-квадрат, Пуассону, биномиальному или любому другому подходящему статистическому распределению. Эти распределения были первоначально созданы путем выборки небольшого количества точек данных и наблюдения за их поведением. Все эти распределения искажены интересным образом, но по мере увеличения N они имеют тенденцию приближаться к нормальному распределению.

    (На мой взгляд) часто ошибочное «практическое правило», согласно которому для параметрической статистики требуется не менее 30 участников, неверно. Это в моем понимании наоборот.По мере увеличения N распределения t-, F, биномиальное, хи-квадрат и Пуассона сходятся все ближе и ближе к нормальному распределению. Итак, когда N = 30, вместо использования t-теста вы можете просто использовать Z-тест (т.е. по существу игнорируя размер выборки). Критическое значение t для 1 степени свободы (N = 2) при α = 0,05 составляет 6,31 (т. Е. 6,31 стандартная ошибка разности среднего значения вашей выборки от нуля). Когда N увеличивается до бесконечности, критическое значение сходится к 1,645. При N = 30 критическое значение t составляет 1,7, что, возможно, достаточно близко к Z-баллу населения (1.645), что от t-распределения можно отказаться (т.е. для расчета SE имеет значение только размер выборки, df не требуется) и что вместо этого можно использовать Z-распределение. Небольшие выборки уже «наказываются» через df, требуя гораздо большего размера эффекта для прохождения произвольных статистических порогов.

    Насколько я понимаю, большинство статистических тестов предназначены для небольших выборок. Непараметрические тесты предназначены для данных без интервала и без отношения (категориальные, порядковые) или для данных с интервалом / соотношением с совокупностями, для которых невозможно сделать разумные предположения (например,г., с большими необъяснимыми выбросами). Начальная загрузка или другие непараметрические статистические методы могут быть полезны для проверки того, действительно ли небольшие выборки достаточно нормальны для использования параметрических тестов (например, из Макина и др., 2009, где Ns = 6-11: «В каждом случае эта процедура начальной загрузки поддержали выводы, полученные на основе t-тестов, поэтому в этой рукописи мы приводим только стандартные параметрические тесты. «).

    Как правильно отмечают авторы, небольшие выборки имеют смещения (например, размер эффекта больше для значительных эффектов), но это не отменяет использование параметрических тестов.Авторы цитируют Кар и Рамалингам (2013) в поддержку своего утверждения, но из заключения этой статьи: «Следовательно, не существует такой вещи, как магическое число, когда дело доходит до расчетов размера выборки, и произвольные числа, такие как 30, не должны рассматриваться. как адекватно «.

    — «хотя все согласны с тем, что не следует использовать параметрический тест с N <10 (Fagerland, 2012)» - авторы не представляют никаких доказательств этого «хорошо согласованного» правила. Я, например, не согласен с этим, как и полагаю, что это сделали бы статистики, придумавшие параметрические тесты.В статье, цитируемой Фагерлундом (2012), конкретно рассматривались асимметричные распределения (гамма и логарифмически нормальные) основных параметров совокупности, и была сделана та же самая распространенная ошибка в отношении нормального распределения данных (должно быть: ошибка / остатки). Да, когда данные дают искаженное распределение ошибок, требуются трансформационные или непараметрические тесты или более крупная выборка, и на центральную предельную теорему можно положиться. Абсолютно нормально использовать параметрические тесты при разумных допущениях и с разумной осторожностью с N равным 2 (Fisher, 1925).

    — «Непараметрические тесты… менее чувствительны к выбросам» — Бутстрапирование — это своего рода непараметрический тест. Такие тесты могут выявить выбросы, выявив многомодальное распределение сводной статистики, но они столь же «чувствительны» к выбросам. Проверка распределений и проверка предположений — правильный подход.

    Этот раздел был удален, и поэтому мы не будем предоставлять подробные ответы на комментарии рецензентов.

    7) Гибкость анализа: p-hacking

    Рецензент № 1:

    — Советы авторов о том, как обнаружить p-hacking, благонамеренны, но наивны.

    По правде говоря, только предварительно зарегистрировавшись и предоставив подробные планы анализа, как это делается в клинических испытаниях, мы можем когда-либо надеяться остановить p-hacking. Для рецензента практически невозможно дать точную оценку этого, если у него нет доступного протокола исследования, по которому можно было бы оценить приверженность отчетности.

    Мы согласны — вот почему мы начали раздел «Как это обнаружить» со следующего отказа от ответственности: «Гибкость анализа трудно обнаружить, потому что исследователи редко раскрывают всю необходимую информацию».Тем не менее, чтобы действовать на опережение, мы считаем, что рецензенты должны оспаривать авторов, если предлагаемый анализ не является прямым / хорошо обоснованным / не согласуется с предыдущими публикациями. В отредактированной рукописи мы подчеркиваем полезность предварительно зарегистрированных протоколов для помощи в обнаружении p-ханкинга и вновь подчеркиваем сложность его обнаружения в разделе «Как это обнаружить».

    8) Невозможность исправить множественные сравнения

    Рецензент № 1:

    — Это непростой вопрос.Правда в том, что среди статистиков нет единого мнения относительно наилучшего метода коррекции. Это очень зависит от области применения, и есть много людей, которые просто не согласятся в принципе с тем, что исправление для множественного тестирования имеет какой-либо смысл (например, Rothman, 1990, Epidemiology).

    Я бы провел различие между исследовательским и подтверждающим анализами и дал бы разные рекомендации в зависимости от целей исследования. Мы можем более или менее беспокоиться о ложноотрицательных и ложных срабатываниях в этих настройках.

    Это сложная тема, которая, вероятно, выходит за рамки знаний большинства (не являющихся экспертами) рецензентов и выходит за рамки данной статьи.

    Согласен. Теперь мы подчеркиваем это важное различие и необходимость более внимательно относиться к обстоятельствам, приводящим к исправлению множественных сравнений (или их отсутствия).

    «Когда исследователи исследуют эффекты задачи, они часто исследуют влияние нескольких условий задачи на несколько переменных (поведенческие результаты, вопросы анкеты и т. Д.)), иногда с недоопределенной априорной гипотезой. Эта практика называется исследовательским анализом, в отличие от подтверждающего анализа, который по определению является более ограничительным. При выполнении с частотной статистикой проведение множественных сравнений во время исследовательского анализа может иметь серьезные последствия для интерпретации важных результатов ».

    А:

    «Следовательно, при проведении исследовательских анализов с большим набором переменных (гены, вокселы фМРТ, временные точки ЭЭГ) для исследователей просто неприемлемо интерпретировать результаты, не прошедшие коррекцию для множественных сравнений, без четкого обоснования.Даже если исследователи предлагают приблизительный прогноз (например, что эффект должен наблюдаться в определенной области мозга или с приблизительной задержкой), если этот прогноз можно проверить с помощью нескольких независимых сравнений, он требует корректировки для нескольких сравнений ».

    Рецензент № 2:

    — «для исследователей просто неприемлемо интерпретировать результаты, не прошедшие поправку на множественные сравнения» — Даже если это выдвинуто гипотезой? Возможно, здесь нужно добавить «исследовательский».Я не согласен с тем, что если эффект «можно» протестировать с использованием различных сравнений, то требуются поправки для множественных сравнений. Рецензент мог бы просто сказать: «ну, вы могли бы сделать это для всех отдельных блоков данных, а не для средних по предмету, поэтому вам нужно исправить…» . Следует поощрять явную, ограниченную, предварительно зарегистрированную проверку гипотез. Исследовательское тестирование — это хорошо, но его следует признать и исправить.

    Согласен. Было добавлено отличие от подтверждающего анализа (см. Выше), а предложение изменено, как было предложено. Мы также подчеркиваем, что исследовательское тестирование абсолютно уместно, но оно должно быть подтверждено и исправлено.

    9) Чрезмерная интерпретация несущественных результатов

    Рецензент № 1:

    — Это распространенная ошибка — настолько распространенная, что трудно поверить, что что-либо, что мы предлагаем, будет иметь большое значение! Предложения авторов разумны, но несколько невнятны.

    Согласен — это очень распространенная проблема, и мы твердо уверены, что ее можно успешно диагностировать и исправить в рамках процесса экспертной оценки. Таким образом, мы стремимся выделить его. Мы думаем, что наше предложение либо оправдать нулевой эффект с помощью специальной статистики, либо скорректировать интерпретацию теста, является конкретным. Но если у рецензента есть дополнительные предложения, мы, конечно, будем рады их добавить.

    Рецензент № 2:

    — «Незначительные эффекты могут означать буквально все, что угодно» — То же и значимые эффекты.Все перечисленные проблемы в равной степени применимы к значительным эффектам: истинным положительным результатам, чрезмерно малым эффектам (например, гораздо меньшим, чем значимый эффект, предсказываемый теорией) или неоднозначным эффектам. Как отмечают авторы, в значении α нет ничего особенного.

    Да, мы признаем, что существует более общая проблема. Здесь мы имеем в виду более конкретную проблему, когда несущественное значение p не различает отсутствие эффекта из-за его отсутствия (противоречащие доказательства гипотезе) или из-за нечувствительности данных к гипотезе. (е.грамм. из-за отсутствия статистической мощности или несоответствующего дизайна эксперимента). Таким образом, он не интерпретируется в рамках любой текущей структуры и, следовательно, ошибочен, как было подчеркнуто рецензентом №1 выше. Мы согласны с тем, что важно указать на (большего) слона в комнате — отсутствие интерпретируемости значения p, которому мы посвящаем заключительную часть рукописи. Мы надеемся, что это обеспечивает баланс между непосредственной проблемой интерпретации нулевого результата и ограниченной интерпретируемостью значения p в более широком смысле.Мы изменили название раздела, чтобы сделать это различие более ясным, и немного перефразировали наш текст, чтобы лучше отразить наш смысл:

    «Много было написано о произвольности этого порога (Wasserstein et al., 2019), и были предложены альтернативы (например, .005; (Benjamin et al., 2018; Colquhoun, 2014; Lakens et al., 2018) . […] Простыми словами — незначительные эффекты могут буквально означать очень разные вещи — истинный нулевой результат, слабый подлинный эффект или неоднозначный эффект (см., Например, (Altman and Bland, 1995)).”

    — «В противном случае исследователи не должны переоценивать несущественные результаты и описывать их только как несущественные». — Итак, p = .049 является «значимым» и может быть интерпретировано, а p = .051 «несущественным» и «не должно интерпретироваться чрезмерно». Я думаю, мы можем добиться большего успеха, чем это. Какие практические правила предлагают авторы, чтобы обойти этот лингвистический порог? Я считаю, что если есть какие-либо сомнения в конкретном результате, тогда нанесите на график данные, проверьте предположения, запустите моделирование, воспроизведите эксперимент с большей мощностью, найдите сходящиеся доказательства, проведите систематический обзор и метаанализ, представьте работу на конференциях, спросите рецензентов … Если вам говорят строго придерживаться дихотомии «значимое / незначительное», это не улучшит статистических выводов читателей.

    Мы полностью согласны с этим тезисом и постарались отразить его в нашем комментарии. Во-первых, в конкретном разделе мы рекомендуем обсудить величину эффекта и характер свидетельств. Мы также подчеркиваем проблематичное представление о том, что p-значение, связанное с данным статистическим тестом, представляет его фактическую частоту ошибок (см. Наш раздел «Обсуждение»). Наконец, мы просим не переоценивать незначительные результаты, это не означает, что тенденции к значимости игнорируются!

    «Это заблуждение также означает, что иногда исследователи могут игнорировать результат, который не соответствует p ≤0.05, предполагая, что он бессмысленен, хотя на самом деле он предоставляет достаточные доказательства против гипотезы или, по крайней мере, предварительные доказательства, требующие дальнейшего внимания ».

    10) Корреляция и причинно-следственная связь

    Рецензент № 1:

    — Мне кажется, что ученые обычно хорошо разбираются в этом вопросе. Не совсем статистическая проблема как таковая, больше об использовании осторожных формулировок при составлении отчетов.

    Согласен. Это не статистическая проблема, а, скорее, логическая ошибка.Вот почему мы подчеркиваем в нашем Заголовке / Введении, что мы не ограничиваем список чисто статистическими вопросами.

    — Рисунок 4 показывает не «корреляцию», а данные двух временных рядов; правая ось Y выглядит как отрицательные числа из-за делений оси; синий набор данных имеет автокорреляцию (в основном одни и те же люди, употребляющие маргарин в разные годы), а красный нет (в основном разводятся разные люди). Поскольку авторы не создавали этот рисунок, я предлагаю удалить его из своего учебника.Я также предлагаю им цитировать данные первичных исследований, а не вторичные веб-сайты (особенно когда этот веб-сайт обозначает корреляцию r [без степеней свободы] =. 9926 как корреляцию «99,26%». Это не так).

    Этот рисунок был удален.

    Почетные грамоты

    Рецензент № 1:

    — Я действительно не думаю, что раздел добавляет много, просто список терминов с небольшими пояснениями или без них. Я бы посоветовал удалить.

    Мы принимаем точку зрения рецензента.С включением кругового анализа многие из этих вопросов были подробно обсуждены. Остальные вопросы включены, если это актуально, в рукопись.

    Рецензент № 2:

    — «Невозможно высокая корреляция» — заменить на «размер эффекта»?

    Пересмотрено (перенесено в раздел 6).

    Выводы

    Рецензент № 2:

    — Как бы интересно это ни было, я не понимаю, зачем нам нужно обсуждение NHST и p-значений в качестве заключения.Кажется немного не по теме. Краткое изложение основных проблем и совпадение общих ошибок и важности было бы гораздо более полезным. И некоторое признание важности общения со своими коллегами-статистиками. Большинство обсуждаемых здесь вопросов — это очень распространенные проблемы, с которыми могут помочь все (любые) статистики. Будь то на этапах разработки, написания или обзора исследования.

    Мы согласны с обоими пунктами. Мы изменили название этого последнего раздела на «Заключительные замечания», чтобы лучше отразить передаваемое содержание.Что касается статистических рекомендаций, то, хотя мы полностью согласны с тем, что это может помочь смягчить все проблемы, поднятые здесь, мы не уверены, что это конструктивный совет. В нашем сообществе советы по статистике не являются стандартной практикой. Таким образом, нет хороших доступных ресурсов, чтобы получить такой совет. Вместо этого, предлагая интуитивно понятное объяснение имеющихся проблем и способов их решения, мы предоставляем нашему сообществу новый ресурс. В самом деле, мы не думаем, что углубленная статистическая подготовка необходима, чтобы избежать этих основных проблем.

    [Примечание редакции: до принятия были запрошены дополнительные исправления, как описано ниже.]

    Благодарим вас за отправку исправленной версии «Десяти распространенных ошибок вывода, которых следует избегать при написании или рецензировании рукописи» на рассмотрение eLife. Эта версия была просмотрена двумя рецензентами, которые рецензировали исходную версию (Ник Парсонс; Ник Холмс), и их комментарии ниже. Ответить на эти комментарии должно быть просто, поэтому я хотел бы предложить вам представить вторую исправленную версию, в которой рассматриваются эти комментарии.

    Рецензент № 1:

    Резюме:

    Авторы явно приложили огромные усилия, чтобы внести изменения в рукопись. Сейчас его довольно трудно читать, учитывая все добавления и удаления, поэтому потребуется хорошая корректура, чтобы убедиться, что он по-прежнему имеет смысл и правильно сканируется. Я даю несколько ответов на эти изменения:

    Мы можем заверить рецензента (и редактора), что рукопись была вычитана коллегой, который также является носителем английского языка перед подачей на рассмотрение.

    Существенных изменений:

    Мне все еще кажется странным аргументом изначально утверждать, что эта статья мотивирована «… неэффективным экспериментальным планом, несоответствующим статистическим анализом и / или ошибочными рассуждениями, появляющимися в опубликованных статьях по нейробиологии…», а затем сказать немного позже, что все выделенные вопросы «… применимы к целому ряду научных дисциплин, которые используют статистику для оценки результатов…». Последнее верно — освещенные вопросы хорошо знакомы большинству прикладных статистиков, работающих в сфере науки.Если есть определенные вопросы, относящиеся к нейробиологии — которые, как я полагаю, вполне могут быть, — то в этой рукописи об этом вообще не говорится. На мой взгляд, эта рукопись работала бы намного лучше, если бы к названию было добавлено слово «нейробиология», а примеры и вопросы, относящиеся к нейробиологии, использовались повсюду. В целом, я не думаю, что эта рукопись действительно выполняет свою задачу — отвечать и разговаривать напрямую с читателями нейробиологии. Поднятые проблемы — обычные подозреваемые; вопросы, с которыми статистические обозреватели и прикладные статистики хорошо знакомы.В этом нет ничего плохого, но, возможно, это была упущенная возможность сделать что-то более эффективное. Например, обзор опубликованной литературы и описание типичных ошибок отчетности и анализа были бы отличным способом мотивировать эту рукопись. Не предлагаю всерьез сделать это сейчас. Но это оказалось очень эффективным способом внести реальные изменения в исследовательскую культуру и способы проведения исследований и отчетности в других дисциплинах.

    Настоящее Введение является результатом компромисса между нашими собственными намерениями (как указано в нашем первоначальном проекте) и рекомендациями рецензента в предыдущем раунде исправлений.Как сказано во введении, наш анализ этих 10 распространенных ошибок основан на нашем личном опыте читателей рукописей, который основан на множестве дисциплин, связанных с нейробиологией. Из обширного чтения, которое мы выполнили при написании этого комментария (как показано в нашем списке литературы), мы с тех пор узнали, что неудивительно, что это очень распространенные ошибки в научных дисциплинах. Следовательно, мы никоим образом не хотим утверждать, что это специфические проблемы нейробиологии, мы просто утверждаем, что они действительно общие для нейробиологии.Это мнение выражено во втором абзаце Введения.

    Чтобы проиллюстрировать некоторые ошибки, мы попытались использовать общие примеры, учитывая огромное разнообразие практик в нейробиологии. Но я могу заверить рецензента, что мы сосредоточили рукопись вокруг нашей области — за исключением нобелевских лауреатов (что довольно поразительно!), Все примеры относятся к нейробиологии. У нас нет возражений против добавления в заголовок «нейробиологии», хотя, как было подчеркнуто рецензентом, было бы хорошо избежать этих ошибок при написании любой научной рукописи , поэтому мы не уверены, что это измененное название будет иметь смысл.Оставляю решение редактору.

    Что касается комментария рецензента о том, что эти проблемы являются «обычными подозреваемыми», мы полностью согласны! Поскольку это такие распространенные проблемы, было сделано много предыдущих попыток их решения. Но мы хотим выделить два аспекта, которые отделяют наши усилия от предыдущих попыток улучшить исследовательскую культуру. Во-первых, предыдущие комментарии / анализы (особенно те, которые включают обзоры опубликованной литературы), как правило, сосредоточены на одной ключевой проблеме или нескольких связанных вопросах.Кратко суммируя ряд общих проблем в одном списке, мы надеемся, что относительная широта нашего комментария предоставит еще не существующий удобный инструмент, который поможет нашему сообществу и, в частности, исследователям на начальном этапе своей карьеры, которым нужны рекомендации, пока они учатся проверять рукописи. Во-вторых, мы хотим выделить онлайн-инструмент, который мы разработали для сопровождения этого комментария. Этот инструмент предназначен не только для того, чтобы исследовать, какие проблемы являются наиболее важными, но и для того, чтобы предложить сообществу предложить альтернативные решения нашим, тем самым способствуя конструктивному обсуждению того, как изменить нашу исследовательскую культуру.В отредактированной рукописи мы дополнительно подчеркиваем эти два важных аспекта во Введении:

    «Наш список ни в коем случае не является исчерпывающим. […] Мы также надеемся, что, критически рассматривая эти проблемы и наши возможные решения, исследователи станут более бдительными в отношении повторения этих ошибок в своих собственных рукописях ».

    0) Введение

    ОК. Это явно вопрос перспективы. Меня часто просят просмотреть статьи с конкретным запросом, в котором просят взглянуть на статистические вопросы.Они часто приходят после запросов от рецензентов, не занимающихся статистикой, которые предлагают, чтобы редактор попросил статистика взглянуть на рукопись.

    Согласен — это действительно вопрос перспективы.

    2) Интерпретация сравнений двух эффектов без прямого сравнения их

    Не совсем уверен, что это тип «… ошибочного вывода.…» — «… очень распространенный…» в опубликованных статьях. Практически первое, чему мы учим в статистике, — это сравнивать группу A с группой B, используя соответствующий статистический тест.Ошибка, которую авторы здесь выделяют, кажется намного более сложной, чем эта; для сравнения среднего ответа в двух группах, действительно ли я проверю каждую на соответствие нулевой гипотезе о том, что среднее значение равно 0, а затем сделаю вывод, если я отклоняю для одной группы, тогда я могу сделать вывод, что эта группа «статистически значимо» отличается от другой группа? Если это сделано, то это сделано для того, чтобы намеренно (злонамеренно) ввести читателя в заблуждение.

    Это настолько распространенная проблема, что была опубликована предыдущая (обзорная) статья, посвященная ее освещению (Nieuwenhuis et al., 2011; с тех пор цитируется более 550 раз). Авторы часто идентифицируют интересующий эффект (скажем, в группе A), затем они исследуют эффект в контрольной группе (группа B) и сообщают, что эффект не был значительным для группы B. Результат является значительным после «исключения» или учета смешения, относящегося к контрольной группе B. Этот документ цитировался более 570 раз. Как ни странно, мы попросили Криса Бейкера прокомментировать нашу рукопись (предыдущий редактор The Journal of Neuroscience — нашего основного общественного журнала и старший автор знаменитой статьи с двойным окунанием — цитировался 1870 раз).Он выделил эту проблему как наиболее часто встречающуюся, по его мнению. Мы изменили формулировку этого раздела, чтобы лучше объяснить, в чем проблема, и мы надеемся, что теперь она стала яснее.

    4) Ложные корреляции

    То, что я пытался сказать о добавлении доверительных интервалов, похоже, было неправильно понято. Я бы сделал общее замечание, что, если возможно (что обычно бывает), все точечные оценки количеств должны быть представлены с ошибками; например CI, диапазон, стандартная ошибка, интервалы начальной загрузки и т. Д.Дело в том, что если бы это было сделано для корреляций, то влияние выброса на выводы было бы гораздо более очевидным, чем на графике, который просто представляет точечную оценку корреляции в виде прямой линии. Утверждение о том, что точки, выделенные красным, являются явными «выбросами» — предположительно потому, что они находятся далеко от подобранной линии — было бы гораздо менее обоснованным в качестве аргумента, если бы линия на самом деле была областью правдоподобных значений, учитывая наблюдаемые данные.

    Приносим извинения за неправильное понимание комментария рецензента.Теперь мы добавили CI отдельных образцов.

    Я абсолютно не предлагаю отбрасывать точки данных просто на основании апостериорной визуализации данных. Важным моментом является то, что ученым необходимо всегда подвергать сомнению свои собственные данные — и не только в конце исследования, когда все данные собраны и они больше не помнят, почему одно значение далеко от всех остальных. Совершенно приемлемо отбрасывать значения, если есть веские основания полагать, что что-то пошло не так или было записано неправильно.Это происходит постоянно — например, числа, случайно записанные в неправильных единицах измерения, калибровка не выполнена, дни и месяцы перепутаны с датами — существует почти бесконечное количество причин, по которым данные могут быть «неверными». Совершенно приемлемо изменять такие значения, как это — я бы посоветовал, чтобы необработанные данные оставались неизменными, а изменения вносились в пересмотренный набор данных, с изменениями, задокументированными и согласованными всеми участниками исследования и сделанными доступными для проверки другими. Если мы сделаем это, то что мы будем делать с точками данных, которые авторы выделяют как «выбросы»? Это либо настоящие ошибки (что-то пошло не так, но мы не можем найти причину), либо истинные точки данных.На мой взгляд, ни один из этих случаев не является хорошей причиной для предложения использовать устойчивые корреляции, если остальные данные выглядят нормально распределенными. Это необходимо, если вы считаете, что последнее верно для изменения используемой модели, или в первом случае выводы (подгонка модели) можно ограничить областью, в которой у вас есть достоверные данные, и не включать экстремальные значения.

    Неправильно полагать, что, например, использование непараметрического метода является решением (хорошей альтернативой) параметрическому методу в описанной здесь настройке.Как я сказал в своем первоначальном комментарии, поскольку значения преобразуются в ранги, вы просто перемещаете крайнее значение на рис. 2C ближе к другим значениям. Итак, на самом деле вы говорите, что не верите, что записанные данные верны в том смысле, что с ними можно обращаться так, как это предполагается графиками; то есть они являются непрерывными мерами, где расстояние между ними имеет некоторый смысл для измерения «близости» (например, евклидово расстояние). Таким образом, если вы используете непараметрическую корреляцию, вы на самом деле говорите, что не считаете, что значение «правильное».В конечном итоге это восходит к основам планирования эксперимента и написанию плана статистического анализа (SAP) в начале исследования до начала сбора данных. В этом случае вам необходимо прояснить, что вы думаете о метрических свойствах каждого результата исследования — вы не можете просто выбрать использование непараметрического анализа после сбора данных, потому что это облегчает жизнь. Приносим извинения за то, что занимаюсь этим вопросом, но это важно, так как оно затрагивает суть многих статистических проблем в научной отчетности.

    При нормальном распределении данных устойчивые корреляции дают тот же ответ, что и корреляция Пирсона. Когда данные не распределяются нормально, корреляция Пирсона может вводить в заблуждение. Важно отметить, что надежные корреляции гарантируют, что сообщаемая корреляция не определяется несколькими точками или выбросами (как мы упоминали в нашем первоначальном ответе). Даже если эти выбросы действительны, они делают недействительным статистический метод, с помощью которого оценивается взаимосвязь. Этот момент передан в тексте следующим образом:

    «Но если это истинное наблюдение рискует нарушить предположения вашего статистического теста, оно де-факто станет ложным и, следовательно, потребует другого статистического инструмента.”

    По нашему мнению и подтвержденным ссылками, которые мы предлагаем, надежные корреляции являются хорошим решением, которое легко доступно для минимизации ложных корреляций (обратите внимание, что рецензент №2, которому мы также выделили это предлагаемое решение, был удовлетворен этим предложением) . Но, как мы заявили во введении, наша цель не заключается в том, чтобы диктовать новый золотой стандарт в области передовой статистической практики. Вместо этого мы надеемся облегчить обсуждение того, как наилучшим образом решить эти проблемы в различных обстоятельствах, которые предоставляет наш онлайн-инструмент.Мы подчеркиваем, что часто существует множество альтернативных решений для решения описываемых нами проблем. Если рецензент пожелает предложить ключевую ссылку, передающую его точку зрения, мы будем очень рады добавить его в качестве «дальнейшего чтения».

    Автор: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.