Вывести из колеи: Что означает «1.выбить кого-либо из колеи. 2.выбросить что-либо из головы. 3.высосать что-либо из пальца 4.выйти сухим из воды»? — Вопрос о Русский

Содержание

Лучший способ вывести компанию из колеи

Я работаю программистом, менеджером, профессионалом около 25 лет. Моя новая работа имеет отличную оплату труда и отличных людей, но из-за очень странного стиля управления (слишком много уровней) и многих лет ухода от плохой практики они застряли в колее. Стиль управления лучше всего можно охарактеризовать как «dev last», поэтому обычно к тому моменту, когда нас привлекают к работе, мы допускаем ошибки, которые мы не можем контролировать.

Как бы плохо это ни было для компании, моя команда программистов тратит много денег на каждый проект. Эти практики включают в основном игнорирование производственной команды, пока не будет принято много плохих решений. Нас редко спрашивают о мнениях о технологических платформах или передовых методах. Мы также очень часто получаем работу, которая нам не подходит, чтобы начать ее развертывание, поэтому первая часть проекта часто связана с поиском ресурсов или попыткой найти действенные задачи из более ранних проектных документов. Вы бы подумали, имея не один, а два уровня управления над нами - и учитывая, насколько хорошо нам платят как разработчикам, - что кто-то уже понял бы, что это значительная трата времени и денег.

Я не люблю жаловаться, но каждая производственная встреча, которую мы проводим, быстро превращается в захватывающую сессию. Я изо всех сил старался поддерживать свою команду в профессиональном противостоянии, отбрасывать плохие практики и уведомлять всех от моего босса до генерального директора, что мы могли бы быть намного лучше. Все соглашаются, подписывают, и затем шаблон плохой практики начинается снова и снова.

Сейчас мы делаем ставку на очень большую работу. Для нашей компании это был бы настоящий переворот. Но я очень обеспокоен тем, что мы пытаемся завершить это, не устраняя эти плохие практики. Я горжусь своей работой, и это убивает меня, когда я вижу, как эта компания вращает свои колеса. Я знаю, что могу пойти куда-нибудь еще, но я также думаю, что могу остаться здесь и изменить ситуацию. Все мысли приветствуются.

Вьетнхи пуван

Это проблема:

У вас нет рабочих процессов, в которых вы можете продемонстрировать прирост производительности благодаря вашим предложениям, и где вы можете заставить свое руководство увидеть влияние изменений, которые вы имеете в виду, на стратегическое и финансовое положение компании.

Если вам нечего показать, то вы хлопаете своими деснами так же, как я время от времени хлопаю своими собственными деснами 🙂 И мы все тратим время впустую.

Из вашего повествования не похоже, что ваше руководство когда-либо проводило какие-либо измерения производительности для любой работы, которую они когда-либо поручали персоналу разработчика. Это плохо по двум причинам: 1. у вас нет возможности оценить прирост производительности, потому что вы даже не знаете, каков текущий базовый уровень производительности; 2. у руководства нет системы отсчета для какого-либо увеличения производительности, которое вы могли бы прогнозировать.

Я полагаю, что вам необходимо предоставить руководству некоторые данные о производительности, с которыми можно работать, и чтобы у них были умственные способности. В противном случае, вы и ваше руководство говорите мимо друг друга - это мое непосредственное беспокойство.

Долгосрочная проблема заключается в том, что изменения процесса документооборота, которые вы имеете в виду, потребуют времени и усилий для полной реализации, и вам необходимо мотивировать участие руководства каждый день в течение всего времени, когда вы планируете и осуществляете переход. Очевидно, что многообещающие цифры являются отличным мотиватором, но, поскольку вы начинаете с нуля, и там будут методики проб и ошибок, вам придется справиться с несколькими неудачами на пути к пересмотру рабочих процессов фирмы.

8 способов поднять себе настроение за 5 минут

Неприятная ситуация на работе, ссора с близким человеком или испачканная опрокинутым кофе рубашка – все что угодно может вывести из колеи и погрузить нас в уныние на целый день. Главное – не поддаваться негативным мыслям, болезненным эмоциям и попробовать настроиться на позитивный лад. Ведь то, как вы воспринимаете плохие ситуации и как с ними справляетесь, зависит только от вас. Мы собрали 8 простых и быстрых способов поднять себе настроение и переключиться с негативных ощущений.


Съешьте что-нибудь

Желательно сладкое. Совсем необязательно есть торт со сливками и 8 свечками, можно просто съесть щепотку сахара. Сладкое помогает вырабатывать в нашем мозге “соединение счастья” – серотонин и дофамин. Это дает телу моментальный заряд энергии и влияет на настроение. Кстати, если под рукой нет ничего сладкого, можно съесть что-то другое, например какой-то овощ или кусок хлеба – это поможет переключить мозг с негативных мыслей на физический процесс потребления пищи.


Выпейте стакан воды

Дело в том, что организм и психика человека устроены так, что мы не можем одновременно выполнять два противоположных действия. Стакан воды поможет сместить фокус организма с психологических процессов на два физиологических – глотание и переваривание. Произойдет перераспределение ресурсов организма и так мы сможем отвлечь мозг от неприятных мыслей и чувств.


Сполосните лицо прохладной водой

Несколько раз, с наслаждением и фырканьем. Опять же, основная задача – занять наш организм чем-нибудь другим и отвлечь от негатива. В данном случае холодная вода запустит работу кожных рецепторов, и это автоматически сместит внимание мозга с расстроенных чувств на согревание организма. Холодная вода здорово помогает успокоиться, так что сполоснуть лицо – это отличный способ быстро поднять себе настроение.


Сделайте небольшую зарядку

Совершенно не обязательно идти в спортзал, поднимать штангу или отправляться на пробежку. Можно просто попрыгать, несколько раз отжаться и поприседать. Или, например, лечь на спину и помахать ногами и руками – главное активизировать свое тело и переключить внимание организма на работу мышц. Так мы переводим негативные чувства, например, грусть, отчаяние, обиду – на физические процессы. Интересно, что пациентам, которые проходят лечение депрессии и тревожного расстройства, для выздоровления, в первую очередь, рекомендуется регулярно заниматься спортом. Физические упражнения помогают вырабатывать в организме “гормоны счастья”.


Прогуляйтесь на свежем воздухе

Выйдете из дома или офиса, пройдитесь 5 минут, побудьте на солнышке, и вы удивитесь, как сильно это может изменить ваш настрой. Идеально, если получится прогуляться на природе или в каком-нибудь парке. Самое главное – сосредоточенно смотрите по сторонам – на деревья, траву или снег, на птичек. Это поможет быстро набраться новых впечатлений, которые вытеснят предыдущие, и переключить внимание на что-то хорошее.


Расслабьтесь и подышите

Те, кто практикуют занятия йогой и медитацией, при первых приступах тревоги и плохом настроении делают именно дыхательные упражнения. Дыхание, как и физические упражнения, не требуют от нас ничего, кроме нашего тела, поэтому выполнять их можно при любых обстоятельствах. Сделайте 10 глубоких медленных вдохов и выдохов. В этот момент вы обогатите свою кровь кислородом, сосредоточитесь и измените ход своих мыслей.


Поговорите с близким человеком

Здорово, когда есть человек, которому можно в любой момент позвонить и излить свою душу. Но вообще-то будет достаточно и простого обмена сообщениями в чате. Выслушайте слова поддержки, обменяйтесь парочкой шуток, это точно поможет вам взглянуть на ситуацию с другой стороны и прогнать негативные ощущения. А если есть возможность оперативно встретиться и выпить кофе – это еще лучше!


Послушайте приятную музыку

Можно всегда иметь при себе специально подобранный плейлист на случай усталости или плохого настроения. Важно, чтобы музыка приносила положительные эмоции и заряжала энергией. Можно просто вспомнить какую-то конкретную песню, которая когда-то дарила вам позитивный настрой – она включит приятные чувства снова и поможет перенастроить свои ощущения.

Брюссель введет против ряда россиян санкции по «делу Навального», но от диалога не откажется

Главы МИДов стран ЕС в понедельник договорились о введении санкций в связи с отравлением российского оппозиционного политика Алексея Навального. Граждан РФ и организации, которые, по версии Брюсселя, причастны к инциденту, внесут в черный список ЕС. В российском Совете федерации уже пообещали не оставлять этот шаг безнаказанным. В списки лиц, подпадающих под персональные санкции Евросоюза, добавят также белорусов. По всей видимости, включая и президента Александра Лукашенко.

Тон заседанию министров иностранных дел задал глава МИД ФРГ Хайко Маас. Подойдя к журналистам перед началом встречи, он объявил: Германия предложит партнерам, во-первых, ввести персональные санкции в отношении россиян, которые — по мнению ФРГ — причастны к использованию отравляющих веществ в отношении Алексея Навального. А во-вторых, подготовить новый пакет санкций против Белоруссии и быть готовыми внести в черный список Александра Лукашенко. «Президентом Белоруссии» министр называть его не стал.

Взгляды глав внешнеполитических ведомств стран ЕС в этот день, как выразился глава МИД Австрии Александер Шалленберг, были «обращены на Восток». Обсуждали инцидент с отравлением Алексея Навального, Белоруссию и Нагорный Карабах. По итогам почти семичасового заседания обе германские инициативы были единогласно поддержаны. Одним из первых решение о введении санкций против ряда россиян прокомментировал глава МИД Финляндии Пекка Хаависто. «Была выражена политическая поддержка предложению Франции и Германии по санкциям. Подготовкой займутся рабочие группы Евросоюза»,— отметил он. То есть министры согласились ввести персональные санкции, но против кого именно — надо еще уточнить. По словам господина Хаависто, в список могут попасть российские чиновники, а также вероятные производители или распространители отравляющих веществ. «Самое время быстро ввести санкции»,— заявил глава МИД Румынии Богдан Ауреску.

Правда, по данным СМИ, подготовка нового санкционного списка, которой займутся технические структуры ЕС, может затянуться.

«ЕС не может не ввести санкции по "делу Навального", поскольку обвинения в применении химического оружия не могут оставаться без последствий. Однако, чтобы собрать список из хотя бы десятка конкретных физических лиц, против которых можно ввести санкции, необходимо проследить обоснованную связь между ними и отравлением Навального, в противном случае любой из фигурантов списка легко сможет обжаловать эти санкции в суде. Сейчас изучается несколько путей решения этой проблемы»,— цитирует ТАСС собеседника в дипмиссии одной из европейских стран в Брюсселе. Согласно европейскому законодательству, процедура исключения из черных списков ЕС может быть применена в различных случаях: в частности, после смерти лица, попавшего в санкционный список, или если занесение в него было ошибкой. В этом случае гражданин может обратиться в Европейский суд или в национальный суд одной из стран ЕС или опротестовать свое занесение в списки самостоятельно, направив «ходатайство о пересмотре решения с указанием имеющихся замечаний» напрямую в Совет ЕС.

Обсуждение России не ограничилось разговорами о вероятном применении химоружия. Так, глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн напомнил, что Россия поставляет вооружения обеим сторонам конфликта в Нагорном Карабахе. «Но Россия как минимум прилагает усилия к его урегулированию»,— примирительно заявил он, раскритиковав Турцию, которая «на этот путь не ступила и действует ошибочно». Роль Москвы в карабахском урегулировании обсуждалась и за закрытыми дверями. Во всяком случае, по итогам более широкой дискуссии о российско-европейских отношениях глава внешнеполитической службы ЕС Жозеп Боррель объявил: «Мы обсудили возможные элементы нашего серьезного общего ответа ЕС на использование запрещенного нервно-паралитического средства, исполнения предложений Франции и Германии по ограничительным мерам в отношении тех, кто связан с этой попыткой убийства». И вскоре оговорился: «Это не должно мешать нам работать над другими вопросами». Напомнив об участии Москвы в карабахском урегулировании и реализации минских договоренностей (в Москве, правда, в этом видят не свою обязанность, а Киева), он объяснил: «Мы не можем остановить это из-за санкций, связанных с "делом Навального"». Глава МИД Австрии Александер Шалленберг немногим ранее назвал такой подход «двухколейным»: с одной стороны, ЕС готов к жесткому ответу, с другой — не отказывается от диалога с Россией по важным для себя вопросам.

Правда, в Совете федерации РФ тут же дали понять, что и в Москве готовы к жесткому ответу.

«Мы оцениваем как абсолютно безответственное поведение наших европейских так называемых партнеров, потому что они вводят санкции по делам, которые не имеют никакого судебного решения. Нет никаких доказательств, документальных данных,— заявил "Интерфаксу" замглавы комитета Совета федерации по международным делам Владимир Джабаров.— Думаю, что ответ будет, безнаказанно это оставлять нельзя».

Между тем позиция европейских министров в отношении Белоруссии и официального Минска была куда жестче. В заявлении по итогам совещания говорилось, что Евросоюз сократит двустороннее сотрудничество «с центральными белорусскими властями и увеличит поддержку белорусскому народу и гражданскому обществу». «Если ситуация станет хуже, нам нужно будет рассмотреть дополнительные меры, возможно, экономические санкции, направленные на ресурсы господина Лукашенко»,— пригрозил глава МИД Румынии Богдан Ауреску, не став уточнять, есть ли у президента Белоруссии какие-либо «ресурсы» на территории ЕС. Пока Александра Лукашенко предварительно внесут в следующий санкционный список Евросоюза, который министры поручили подготовить вместе с пакетом экономической помощи Белоруссии. Если официальный Минск не развернется лицом к протестующим и не реализует целый пакет реформ по поддержке гражданского общества, то новый список вскоре вступит в силу.

Галина Дудина


Что известно о состоянии Алексея Навального, его вероятных причинах и последствиях

Читать далее

30 раздражающих моментов из жизни, которые могут вывести из себя любого

Порой для того, чтобы вывести человека из себя достаточно какой-то досадной мелочи. А если эта мелочь ещё и повторяется не один раз — вот он верный рецепт испорченного настроения и расшатанных нервов. Чтобы как-то облегчить свои страдания и разделить их с ближними, пользователи интернета не стесняются делится фотографиями раздражающих вещей. Мы подобрали 30 таких фотографий, ситуации на которых могут выбить из колеи любого.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Однокласники

1. «Солнечный свет проходит около 150 миллионов километров, чтобы отразиться от ветрового стекла автомобиля, проникнуть в крошечную щель в жалюзи и светить прямо мне в лицо!»

2. «О, неужели кто-то сделал статую этого?»

3. «Я работаю на кухне. Как думаете, сколько раз мне говорили, что я похож на парня из Рататуя? Каждую грёбаную минуту!»

4. «После 7 лет попыток я наконец-то пришёл первым» Попросил прохожего запечатлеть мой триумф»

5. «Я понятия не имею, как это происходит каждый раз»

6. «Худшая часть в мытье посуды»

7. «Бесит!»

8. «Да, эта машина так припаркована»

9. «Я выбрала этот отель только из-за того, что здесь есть балкон»


«Ради вашей безопасности эта дверь заблокирована»

10. «Длина моего чека за покупку всего лишь бутылки масла. Рядом собака для сравнения»

11. «Чек, который больше, чем моя жена»

12. «У нас с соседом две кастрюли на двоих. Каждый раз, когда он готовит, он ставит остатки еды в холодильник прямо в них вместо того, чтобы переложить в контейнер»

13. «Проклятие левшей»

14. «Потренировался? Убери за собой!»

15. «Тогда какого чёрта вы напечатали этот плакат в полном цвете?!»


«Пожалуйста, не тратьте чернила»

16. «На ближайшей железнодорожной станции. Кажется, я переезжаю»

17. «Если вы поступаете так с людьми, которые сидят перед вами, то вы… очень нехороший человек»

18. «Раковина больше не намерена служить людям»

19. «Этот скотч для меня мёртв»

20. «Когда пытаетесь открыть так, как надо, но упаковка не поддаётся»

21. «Слот для зарядного устройства Apple Magic Mouse расположен так, что невозможно ей пользоваться во время зарядки»

22. «Эти непосредственные ребята делают презентацию на 100 человек на своём ноутбуке»

23. «Я уронил домик из лего, который построил 10 лет назад, пока спускался по лестнице»

24. «Когда браслет для входа на мероприятие клеят вот так»

25. «Фисташка, которая не открывается»

26. «Эти чехлы для телефонов на концертах бесят!»

27. «Как моя жена открывает упаковки»

28. «О, просто позволь мне положить эти яйца обратно в контейнер. Кажется, я женился на дикарке»

29. «Моей девушке выдали паспорт»

30. «Да, хорошо, я на самом деле не планировал использовать эту сковородку, чтобы готовить что-нибудь»

Поделитесь этим постом с друзьями

Facebook

Twitter

Вконтакте

Однокласники

Источник

Мария

Читайте Также

«Это была перспективная попытка вывести российскую революцию из колеи, которая вела страну к тоталитаризму». К 100-летию Кронштадтского восстания. Историческая Экспертиза

 

Alexander Shubin: "It was a promising attempt to take the Russian revolution out of the rut that led the country to totalitarianism." To the 100th anniversary of the Kronstadt uprising.

О природе, нереализованном потенциале и историческом значении Кронштадтского восстания 1921 г. размышляет А.В. Шубин, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

The well-known historian Alexander Shubin reflects on the nature, unrealized potential and historical significance of the Kronstadt uprising of 1921. 

Ключевые слова: Кронштадтское восстание 1921 г., русская революция 1917-1922 гг., Советы, В.И. Ленин, НЭП, независимое рабочее движение

Key words: Kronstadt uprising of 1921, Russian revolution of 1917-1922, Soviets, V.I. Lenin, NEP, independent labor movement 

 

Вопросы формулировали В. Ведерников и А. Стыкалин

 

Какова была природа кронштадтского восстания? Что сближало его с движением российского крестьянства, которое в 1920-1921 гг. тоже активно выступало против большевистской власти (достаточно вспомнить об антоновском восстании на Тамбовщине)? А может быть было и то, что разъединяло эти движения и объективно не позволило им слиться в едином потоке?   

А.Ш.:

Кронштадтское восстание стало кульминацией завершающего этапа Великой российской революции 1917-1922 гг. Этот этап начинается осенью 1920 г. Широкомасштабная гражданская война остается в прошлом, белое движение отходит на второй план. Против коммунистического режима выступают массы под революционными лозунгами. Ленин считал эту угрозу более страшной, чем белое движение. В борьбе против белых мобилизационный потенциал красных оказался высоким, но теперь Красная армия состоит из родственников восставших крестьян, из той же самой социальной среды, которая питает восстания. Кронштадт как раз это и продемонстрировал – он был серьезным военным восстанием, которое угрожало столице. И во главе этого восстания стояли сторонники власти Советов в собственном смысле слова. В случае цепной реакции антибольшевистские силы могли перехватить и социальную базу, и основные лозунги большевиков, сделав их более убедительными, чем у коммунистов. 

Кронштадтское восстание не смогло объединиться с другими антибольшевистскими силами физически. Но если бы ему сопутствовал успех, и антибольшевистские движения встретились, конечно между ними были бы противоречия. Тамбовские повстанцы выступали в основном за Учредительное собрание, то есть за парламентскую демократию, а не советскую. Но в практическом воплощении парламентский и советский принципы были совместимы. В случае занятия Петрограда кронштадтцами и притока новых сторонников взгляды инициаторов восстания неизбежно размывались бы. Так что принципиальных препятствий для объединения антибольшевистских сил в европейской части страны не было. Это было общедемократическое социально ориентированное движение, объединенное стремлением избавиться от коммунистического режима и навязанной им системы военного коммунизма.    

Был ли  Кронштадт   альтернативой или естественным продолжением Октября 1917 г.?  И был ли хотя бы гипотетический шанс у реализации этой, условно говоря, «кронштадтской альтернативы», очевидно, не сводившейся только лишь к кронштадскому мятежу, в случае, если бы исторические условия позволили лучше синхронизировать действия кронштадтцев с выступлениями других левых сил, недовольных большевистской властью? И стала бы в этом случае (позволим себе немного пофантазировать) возможная победа восстания неизбежным «откатом»  от Октября  к дооктябрьским порядкам, к ситуации конца лета – начала осени 1917 г., или это все-таки был бы прорыв к некоему новому, иному качеству?

А.Ш.:

В случае занятия флотом Петрограда перспективы восстания могли быть оптимистичными. Очевидно, что в старой столице было большое недовольство коммунистическим режимом, можно было получить поддержку и от крестьян, и со стороны Финляндии. Конечно, это еще совсем не гарантировало объединения с Тамбовским, Украинским и Сибирским очагами восстаний – расстояния слишком велики. Но могли «детонировать» и другие части Красной армии. Солдат Красной армии, рабочих и крестьян убеждали, что после разгрома белых будут осуществлены демократические принципы Советской власти. Белые разбиты, а тяготы военного коммунизма сохраняются. Коммунисты отказывались «платить по счетам», и это вызывало недовольство. Массы рабочих не решались на восстание, но если бы восстали воинские части и заняли какие-то города – они могли получить поддержку.

Это не мог быть откат к дооктябрьскому периоду – тогда революция еще углублялась, продолжался поиск решения основных вопросов революции, массы были полны энергии. В 1921 г. потенциал революции был почти исчерпан, все устали от войны. Скорее можно было бы говорить о возвращении к началу 1918 г., когда еще была возможность избежать широкомасштабной гражданской войны, завершив революцию через Учредительное собрание на основе компромисса идей Февраля и Октября. В 1921 г. альтернатива была, на мой взгляд, такой – либо быстрый коллапс коммунистического режима с последующим подведением итогов революции на основе левоцентристского компромисса Учредительным собранием или съездом многопартийных Советов, либо – сохранение коммунистического режима с отказом от военного коммунизма и подавлением очагов антикоммунистических восстаний. Реализовалась вторая альтернатива, но Ленин опасался Кронштадта именно потому, что тот мог привести к детонации, цепной реакции в городах и военных частях. С крестьянскими восстаниями он не без оснований рассчитывал справиться, отказавшись от военного коммунизма.

Насколько вообще изучен сегодня вопрос о том, как отреагировали на кронштадтское восстание небольшевистские политические силы тогдашней России (от монархистов до анархистов)?  Внушало ли кому-то это восстание какие-либо надежды и какие именно надежды?

А.Ш.:

Да, надежды возбудились у многих. Конечно и у анархистов, и у социалистов. Да и сторонники белого движения понимали, что раскол среди красных дает им шанс. Эмигрантские лидеры рассчитывали, что если в Петрограде возникнет центр антибольшевистского сопротивления, можно будет туда прибыть и убедить восставших в своей правоте, формально даже подстраиваясь под лозунги Советов – лишь бы без коммунистов. Впрочем, пока такие лидеры, как Виктор Чернов, готовились оказать поддержку восстанию, все и кончилось.

Давайте попытаемся реконструировать (насколько это возможно) позитивную, созидательную программу кронштадтцев? Чего они хотели? Какие принципы лежали в основе их программы? И как они относились к такой форме самоорганизации как Советы?

А.Ш.:

Они довольно ясно изложили свои требования в резолюции митинга моряков и населения 1 марта 1921 г.: «Ввиду того, что настоящие Советы не выражают волю рабочих и крестьян, немедленно сделать выборы Советов тайным голосованием, причем перед выборами провести свободную предварительную агитацию всех рабочих и крестьян». Резолюция требовала также свободы слова для левых эсеров и анархистов (не более того), восстановления других гражданских свобод, освобождения политзаключенных – социалистов и пересмотр дел других, ликвидации привилегий коммунистов, структур большевистской экономической диктатуры. Главное экономическое требование: «дать полное право действия крестьянам над всею землею так, как им желательно, а также иметь скот, который содержаться должен и управляться своими силами, т.е. не пользуясь наемным трудом»[1]. То есть – режим многопартийных Советов и экономические свободы, аналогичные НЭПу. В руководство восстанием входили бывшие большевики, меньшевик-интернационалист, эсер-максималист, энес и анархист. Знаменитый лозунг «Власть Советам, а не партиям!» не был общепринятой позицией.

Французский левый политолог Эдгар Морен в одной из работ, отмечая, что среди венгерских повстанцев осени 1956 г. преобладали именно рабочие, заметил, что партаппаратчики в странах советского блока зачастую питали особую ненависть к этим венгерских повстанцам именно потому, что на борьбу с коммунистической диктатурой поднялся весомо, грубо и зримо рабочий класс, который тем самым «порочил» своими «неправильными» действиями тот идеальный пролетариат, который должен всегда и при любых обстоятельствах всецело подчинить себя направляющей воле правящей компартии[2]? А какие другие аналогии из истории XX в. и какие переклички с другими историческими событиями приходят Вам в голову, когда Вы размышляете над значимостью исторического опыта кронштадтцев, восставших против власти, позиционировавшей себя защитницей интересов пролетариата? Можно ли, например, провести параллели между кронштадтским выступлением 1921 г. и  деятельностью   независимых профсоюзов Польши периода «Солидарности» (1980-1981)?  Ведь и в том, и в другом случае   против «пролетарского» государства  выступила, казалось бы,  его (государства) социальная опора.  

А.Ш.:

Нужно все же оговорить, что Кронштадтское восстание – прежде всего военное. Хотя местные рабочие его и поддержали, но лидировали матросы. Поводом для восстания стали рабочие волнения в Петрограде, но в ходе самого восстания петроградские рабочие прекратили «бузить», заняли выжидательную позицию. Однако по своим идеям, апелляции именно к трудовым классам и стремлению соединить леворадикальный самоуправленческий проект с политическим плюрализмом, Кронштадт находится в ряду таких восстаний и движений, как Парижская коммуна 1871 г., Махновское движение 1917-1921 гг., синдикализм во время гражданской войны в Испании в 1936-1939 гг., рабочие Советы в Венгрии в 1956 г., левое крыло «Солидарности» в 1980-1981 гг. Интересно, что в СССР проводилась аналогия между Кронштадтским восстанием и маоизмом, направленная на взаимную компрометацию этих совершенно разных движений.

Понятна прямая связь между Кронштадтом и НЭПом. Но в  литературе о В.И. Ленине часто можно встретить (со ссылками на последние ленинские, продиктованные им статьи и письма) рассуждения о том, что в самые последние примерно полтора года своей жизни он значительно пересмотрел свои общие взгляды на социализм. Так ли это, а если так, то в какой мере повлиял на это Кронштадт? И если подойти к той же проблеме с несколько иного ракурса: вынудил ли Кронштадт большевиков к тактическому отступлению или открыл возможности для пересмотра стратегии, хотя и не реализованные в силу исторических условий?

А.Ш.:

Мероприятия НЭПа продумывались до Кронштадтского восстания, так что Ленина заставили отказаться от военного коммунизма скорее крестьянские восстания конца 1920 – начала 1921 г. Кронштадт покончил с колебаниями, помог обосновать необходимость кардинальных перемен на съезде, а заодно прихлопнуть дискуссию о профсоюзах, «неуместную» в такой критической ситуации. Характерно, что в РКП(б) было немало сторонников взглядов, близких кронштадтцам, но партийное единство оказалось важнее. Да и повстанцы не собирались разбираться в нюансах внутрипартийных разногласий большевиков.

Мне думается, что эволюция взглядов Ленина в 1921-1923 гг. была тактической и представляла собой частичное признание правоты меньшевиков и эсеров (разумеется, без публичного признания, что свои идеи он заимствует именно у них). Это и эволюционное строительство социализма в одной стране на основе кооперации сельского хозяйства (народники) и важность культурных предпосылок социализма (меньшевики). Но Ленин не стал ни меньшевиком, ни эсером, так как сохранил главное, что отличало его от обоих направлений – авторитарно-технократический путь к некапиталистическому обществу. Именно на фоне восстания в Кронштадте он выступает за превращение организации рабочего класса в приводной ремень к монолитной коммунистической партии, управляемой сверху. Отсюда такая важность расстановки кадров в правящей верхушке РКП(б), которой Ленин уделяет большое внимание в своих последних письмах. Судьба социализма зависит не от мнений широких масс, а от личных качеств Сталина и Троцкого. Взгляд на революцию и социализм кронштадтских повстанцев был прямо противоположен и вряд ли мог повлиять на теории Ленина. 

 

Что сделано историками в области изучения кронштадтского мятежа? Какие работы Вы бы отметили? Какие принципиального значения источники еще ждут ввода в научный оборот? И какие еще задачи стоят перед историками, обращающимися к этой теме в широком контексте? Что еще предстоит сделать?

А.Ш.:

В 90-е гг. Кронштадт оказался в центре юпитеров исторической славы. Вышли документальные сборники, множество статей, описаний и трактовок восстания в монографиях на более широкие темы. Здесь есть и мой небольшой вклад. Если раньше, даже в известной работе С.Н. Семанова, преобладал обвинительный уклон, то в 90-е и нулевые неизбежно вышел на первый план «оправдательный». Правда, и здесь не было полного единства – одним авторам Кронштадт нравился за то, что бросил вызов коммунистам и показал ложность их идей. Другие с симпатией относились к той альтернативе революции, которую надеялись провести в жизнь лидеры восстания. Не было недостатка и в скептических оценках по поводу того, что восстание «не имело будущего» или имело смысл лишь как фасад для серьезных белых сил, стоявших за спиной наивных матросов. В короткий срок были «вычерпаны» значительные массивы источников, которые позволяют подробно и объемно представить себе фактическую сторону дела. Признаться, листая недавно описи архивных фондов РГВА с документами о восстании, я поймал себя на мысли, что встречаю уже очень мало для себя нового, скорее любопытные штрихи, нежели какие-то важные факты, способные изменить точку зрения на Кронштадтское восстание.

В 90-е годы на эту тему вышло как минимум две диссертации. В 2017 г. вышла подробная книга о восстании В.Я. Крестьянинова. Насколько я знаю, книгу о Кронштадте готовит Л.Г. Прайсман. Хочется надеяться, что там будут новые подробности из зарубежных архивов.

 

Весной 2021 г. нас ждут два юбилея – 150-летие Парижской коммуны и 100-летие Кронштадта? Видите ли Вы какую-то связь между этими историческими событиями? 

А.Ш.:

Как я упомянул выше, это события одного ряда. Парижская коммуна стала первым относительно устойчивым режимом с преобладанием социалистов, который пытался реализовать на практике свою модель преобразований. Коммуна выступала за общество, основанное на федерализме и самоуправлении, начала передачу предприятий в руки рабочих организаций. Коммуна – семя этого дерева. Правда, и марксисты-ленинцы ее, как правило, чтят, критикуя «ошибки», а не суть проекта Коммуны. Кронштадт – это все-таки эпизод, хотя и важный, «побег дерева», слишком быстро отсеченный, чтобы можно было судить о возможных результатах. Но он, конечно, остается в пантеоне левых демократов и анархистов как перспективная попытка вывести российскую революцию из колеи, которая вела страну к тоталитаризму.

 

[1] Кронштадт 1921. Документы о событиях в Кронштадте весной 1921 г. М., 1997. С. 50-51.

[2] Морен Эдгар. О природе СССР. Тоталитарный комплекс и новая империя. М., 1995. С. 67. 

Направления лексико-грамматических и семантических изменений идиом, обозначающих эмоции-состояния (на примере не в своей тарелке, выбить из колеи, вывести из себя) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 81'23 / DOI 10.30982/2077-5911-2020-44-62-69

НАПРАВЛЕНИЯ ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИХ И СЕМАНТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ ИДИОМ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ ЭМОЦИИ-СОСТОЯНИЯ (НА ПРИМЕРЕ НЕ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ, ВЫБИТЬ ИЗ КОЛЕИ, ВЫВЕСТИ ИЗ СЕБЯ)1

Дронов Павел Сергеевич

кандидат филологических наук, с. н. с. Научно-образовательного центра теории и практики коммуникации

им. Ю.С. Степанова, Институт языкознания Российской академии наук Россия, 125009, Москва, Большой Кисловский пер., д. 1, стр. 1

[email protected]

Данная статья посвящена особенностям лексико-грамматических изменений идиом, описывающих эмоции-состояния, на примере трех русских идиом - не в своей тарелке, выбить из колеи, вывести из себя. Рассматриваются контексты их употребления в Национальном корпусе русского языка (в случае французской кальки не в своей тарелке - также микродиахронические изменения в течение Х1Х-ХХ1 вв.). Исследуемые идиомы подвергаются схожим трансформациям, таким как пропускание отрицания (не в своей тарелке vs. в своей тарелке), конверсия и актантная деривация (прежде всего, для обозначения перехода в эмоциональное состояние, нахождения в нем или его окончания: быть вне себя - выйти из себя; выбить из колеи - выйти из колеи - войти в [свою] колею). Во фразеологическом значении данных идиом есть общий семантический компонент «личное пространство». На основе анализа структуры, семантики и употребления этих идиом делается следующий вывод: именно семантика личного пространства обусловливает в перечисленных идиомах конверсию и актантную деривацию. При этом оно понимается одновременно и как внешнее, и как внутреннее через метафору контейнера-вместилища.

Ключевые слова: идиомы, лексико-грамматические изменения, актантная деривация, когнитивная теория метафоры, метафора личного пространства, метафора контейнера

Введение

Данная статья посвящена особенностям лексико-грамматических изменений русских идиом, описывающих эмоции-состояния. Исследуется связь этих изменений (трансформаций, вариантов или модификаций идиом) с метафорами, лежащими в их основе. Материалом исследования являются три идиомы, обозначающие эмоции-состояния и имеющие один общий семантический компонент («личное пространство»), - не в своей тарелке, выбить из колеи, вывести из себя.

1 Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ № 18-012-00335А «Ориентационные метафоры во фразеологии: особенности употребления и лексико-грамматических изменений фразеологизмов в славянских, германских и кельтских языках».

Особенности значения и употребления идиомы не в своей тарелке

Рассмотрим первую из этих идиом. Происхождение и особенности употребления идиомы (быть, чувствовать себя...) не в своей тарелке 'чувствовать себя не в своем обычном положении/состоянии', на первый взгляд, давно изучены. Как известно, она является калькой фр. (n'être pas) dans son assiette (ordonaire). Ее происхождение подробно описано в «Истории слов» В.В. Виноградова [Виноградов 1999: 368-369]; там же приводится и первый контекст его употребления (1772 г., сатирический журнал Н.И. Новикова «Живописец»): «Э! кстати, сударыня, сказать ли вам новость? ведь я влюблен в вас, до дурачества: вы своими прелестями так вскружили мне голову, что я не в своей сижу тарелке» [Виноградов 1999: 368] (курсив оригинала). Первоначальным значением, по [Бирих, Мокиенко, Степанова 1998: 564], было 'потерять равновесие, устойчивость' (от одного из значений assiette). М.Л. Ковшова указывает, что в современном восприятии идиомы опорным ее компонентом является местоимение свой, указывающее на архетипическое противопоставление свой/чужой, значимость внешнего и внутреннего пространства для говорящих на русском языке. Соответственно, утрата своего места в пространстве, транслируемая «сквозь абсурдный образ фразеологизма», понимается как утрата собственных качеств или свойств [Ковшова 2009: 35-36].

В.В. Виноградов отмечает, что в течение XIX в. синтаксическая структура этой идиомы была подвижнее, ср. попала в самую несчастную тарелку, из которой и я уже вытащить ее не могу; долго не могла придти в свою тарелку [Виноградов 1999: 368369].

Прежде всего, следует отметить, что идиома позволяет пропустить отрицание2, но эта структурная особенность, как правило, не отражается в словарях. Ср.: «Так как главный контингент слушателей были отлично, хотя и наскоро сорганизованные социал-демократами железнодорожные рабочие, - то все ораторы чувствовали себя в своей тарелке». (В. Г. Короленко. Письма 1905 г. (1905)) [НКРЯ]. Идиома пропускает отрицание и в более поздних примерах, вплоть до XXI в.: «Вот здесь [в новой школе - П.Д.] я наконец-то почувствовал себя в своей тарелке» (Юрий Пожидаев. Ничейный сад (2017)) [НКРЯ].

Более свободная синтаксическая структура идиомы подтверждается также примерами начала XX в. в [НКРЯ], ср.: «и после нескольких дней восторгов обыкновенных <...> все вошли в прежнюю свою тарелку» (И. М. Долгоруков. Повесть о рождении моем, происхождении и всей моей жизни, писанная мной самим и начатая в Москве, 1788-го года в августе (1788-1822)) [НКРЯ]; «Люба, разгулявшаяся было немножко, снова окончательно вышла из своей тарелки, вид у нее делался все озабоченнее». (В. С. Новицкая. Первые грезы (1912)) [НКРЯ].

Словосочетания все вошли в прежнюю свою тарелку и вышла из своей тарелки находятся в отношениях актантной деривации с быть/находиться не в своей тарелке. Здесь необходимо сделать замечание: мы едва ли можем говорить о конверсии и актантной деривации идиом как о полноценных синтаксических трансформациях. Изменение семантических ролей в словосочетании достигается преимущественно путем замены глагольного компонента: войти в колею - выйти из колеи; ср. серб. metati glavu u torbu 'подвергать себя опасности' (букв. «бросать голову в мешок») - nositi

2 Здесь и далее все приводимые примеры взяты из Национального корпуса русского языка [НКРЯ].

glavu u torbi 'находиться в опасной ситуации' (букв. «носить голову в мешке») - izneti/ izvuci zivu/citavu glavu 'избежать гибели в опасной ситуации' (букв. «вынуть/извлечь живую/целую голову»).

Как известно, большая часть конверсных и каузативных пар, различных случаев ак-тантной деривации, образуется у идиом в семантических полях ФИЗИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ, ФИЗИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ и производных от них, например, ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ (см. [Добровольский 2011]). В выйти из своей тарелки — войти в свою тарелку имеется в виду не воздействие, а, скорее, эмоциональное состояние как таковое; деривация обусловлена тем, что любое подобное состояние протяжено во времени и конечно и человек может войти в него под влиянием внешних факторов-каузаторов.

Абсурдность образной составляющей приводит к двойной актуализации и языковой игре, иначе говоря, к употреблению средств языка, «целью которого является не передача информации, а затруднение понимания, приводящее - среди прочего - к концентрации внимания участников ситуации общения на самом языковом выражении, на границах и возможностях языкового воплощения смысла» [Баранов, Добровольский 2016: 110]. Этот эффект может достигаться употреблением идиомы совместно со свободными словосочетаниями, содержащими слово тарелка (сидел в кресле, как в тарелке, как в своей тарелке (И. Грекова. Без улыбок (1975) [НКРЯ]), метаязыковыми комментариями (стоял с напитком в руке, бледный такой, не в своей тарелке, если можно так сказать о вечеринке, где не было ни одной настоящей тарелки, одни бумажные (Василий Аксенов. Негатив положительного героя (1996) [НКРЯ]) или с другими идиомами (чувствую себя в своей тарелке, в своей сфере (Ю.О. Домбровский. Факультет ненужных вещей, часть 1 (1978)) [НКРЯ]). Ср. также (1):

1. «Моя улитка... она, наверное, мечтала вырваться из своей тарелки. А я вот думаю: она получила свой большой мир, но вдруг ей стало хуже от этого? Вдруг ее кто-нибудь обидел?» (Юлия Лавряшина. Улитка в тарелке (2011)) [НКРЯ].

В примере (1) двойная актуализация идиомы возникает в силу употребления свободного сочетания, совпадающего с идиомой: улитка, пойманная одним из главных героев, действительно живет и погибает в тарелке. Двойная актуализация представлена и в заглавии цитируемой книги и является, по сути, сюжетообразующим элементом цитируемой книги, в которой персонажи-дети пытаются вырваться за пределы чуждого им мира, окруженного неприступной стеной (заметим в скобках, что здесь также содержится аллюзия на роман А.Н. и Б.Н. Стругацких «Улитка на склоне»).

Процитированное выше замечание М.Л. Ковшовой об актуализации компонента свой и противопоставления свой/чужой подтверждается такими примерами, как (3a, b), где словосочетание лезть не в свою тарелку (3a) оказывается синонимом лезть не в свое дело, а попасть не в свою тарелку (2b) употреблено в значении 'оказаться некомпетентным' (иначе говоря, вне своей сферы компетенции).

2. а. «Некоторые чиновники считают, что ПФР, предлагая банковский проект, «лезет не в свою тарелку и преследует какой-то интерес». (Лиза Голикова. Пенсионные деньги поделят десять банков // «Коммерсантъ-Daily», 2003) [НКРЯ].

b. «Взявшись дирижировать его "Cantus памяти Бриттена" для струнного оркестра и хоровой "Песнью восхождения" ("Ein Wallfahrtslied"), Башмет попал явно не в свою тарелку. (Екатерина Бирюкова. Юрий Башмет сыграл с «Триумфом» // «Известия», 2002.02.17) [НКРЯ].

В данной идиоме душевное состояние воспринимается как свое пространство, причем одновременно внутреннее и внешнее («тарелка»). Это восприятие своего пространства как одновременно внутреннего и внешнего проявляется в том, что идиома, как и ее дериват (в свою тарелку), основана на метафоре контейнера (см., например, [Рахи-лина 2004; Лакофф, Джонсон 2004; Kövecses 1990]). Здесь следует оговорить, что под контейнером понимается вместилище, которое не обязательно может быть замкнутым: в приводимых выше работах З. Кёвечеша, Дж. Лакоффа и М. Джонсона она трактуется максимально широко: английские примеры he 's in the race 'он участвует в гонках', we live in society 'мы живем в обществе' и I'm in love 'я влюблен' отнесены ими к метафорическим моделям СОБЫТИЯ — ЭТО КОНТЕЙНЕРЫ (EVENTS ARE CONTAINERS), ОБЩЕСТВО — ЭТО КОНТЕЙНЕР (SOCIETY IS A CONTAINER), ЭМОЦИИ-СОСТОЯНИЯ — ЭТО КОНТЕЙНЕРЫ (EMOTIONAL STATES ARE CONTAINERS) [Kövecses 1990: 145]. Соответственно, тарелка также является вместилищем.

Особенности значения и употребления идиом выбивать из колеи, входить в колею

Аналогичное осмысление состояния (в том числе эмоционального) как своего внешнего или внутреннего пространства мы видим в идиомах выбивать из колеи кого 'выводить кого-либо из состояния равновесия, нарушать привычный образ жизни' [ФСР-ЛЯ: 107], входить в колею 'приходить в обычное состояние; возвращаться к тому, что было; принимать обычный ход, течение' [Там же]. Ср., с одной стороны, примеры типа выбитый из колеи (чем-л.), а с другой, - входить в нормальную колею, попала «не в свою колею» (Лидия Шодхина. О куроводе замолвите слово... // «Вестник США», 2003.08.06) [НКРЯ], дни катятся по своей колее (Леонид Зорин. Глас народа (20072008) // «Знамя», 2008) [НКРЯ], до тех пор все будет идти не своей колеей, <...> пока просвещение не разольется на все сословия. (Ф.В. Булгарин. Иван Иванович Выжигин (1829)) [НКРЯ].

В этих идиомах, находящихся в отношениях актантной деривации (не только выбить из колеи или войти в колею, но и двигаться по колее) содержится не только метафора канала связи, conduit metaphor по [Reddy 1979] (привычное состояние или привычный образ жизни как привычный маршрут движения, ср. примеры 3d, 3e), но и та же самая метафора внешнего/внутреннего пространства. Колея понимается и как маршрут, и как углубление в земле (ср. чешск. vyjeté koleje), т.е. вместилище, из которого можно быть выбитым и в которое можно войти. Таким же внешним и в то же время внутренним пространством-вместилищем, к примеру, является русло в идиоме входить/войти в русло, а также выйти из русла (этот дериват как правило, употребляется с адъективным определением, например, выйти из привычного русла).

Особенности значения и употребления идиом выходить из себя, выводить из себя

Сравним лексико-грамматические изменения у идиом, основанных на метафоре внутреннего пространства: выводить из себя 'лишать самообладания, душевного равновесия (говорится с неодобрением)' [СОВРЯ: 71] и выходить из себя. Здесь пребывание в несвойственном состоянии также понимается как нахождение вне «своего» пространства или контейнера. Идиома выходить из себя содержит семантический компонент инхоативности, связанный с той же самой пространственной метафорой. Конечный результат этого перехода, т.е. само эмоциональное состояние, описывается идиомами типа быть вне себя. Таким образом описывается состояние гнева (в германских языках также страха): рус. быть вне себя, серб. biti van/izvan sebe, англ. to be beyond oneself with anger/rage/fear (букв. «быть вне себя от гнева/ярости/страха»), нем. außer sich (Dat) vor

Wut/Angst sein («быть вне себя от ярости/страха»). В то же время вне себя допускает заполнение валентности предложной группой от чего-л. (вне себя от радости, вне себя от восторга, вне себя от нетерпения), поэтому можно говорить о фразеосхеме вне себя от X. Нарушение душевного равновесия (как правило, в результате негативных эмоций - в отличие от положительных, они не требуют пояснений наподобие от восторга), понимается как выход из личного «внутреннего» пространства. Ср. также [быть] не в себе (с возможным опущением отрицания, например, в вопросительной форме в себе ли ты?).

Отметим, что такая же пространственная метафора и семантика начала и конца встречается в словосочетаниях типа вступить в права (собственности, наследования...) и выйти из права (собственности, наследования.), однако в случае с идиомой вступить в свои права, имеющей почти идентичную форму, есть некоторые оговорки.

Прежде всего, различие между словосочетаниями вступить в права (собственности, наследования...) и вступить в свои права заключается в том, что в первом случае субъектом является человек, физическое лицо (фактически, здесь перед нами коллокация, в которой метафорически переосмыслен и употреблен во фразеологически связанном значении только глагольный компонент вступать), а во втором - некий неодушевленный предмет или какое-либо явление (например, когда в функции субъекта выступает зима). В одном примере, датируемом второй половиной XIX в., мы видим индивидуально-авторское употребление, не связанное ни с тем, ни с другим устойчивым фразеологизмом: «Надеюсь, предавая гласности все вышеизложенное, я не выхожу из своего права, так как всякое публично сказанное слово считаю подлежащим ответственности наравне с словом печатным» (Д.И. Иловайский. Начало Руси (1876)) [НКРЯ]. Можно предположить, что здесь преобразована коллокация иметь право на что-л.

Заключение

На основе данного материала можно сделать следующий вывод: метафора личного пространства, лежащая в основе анализируемых идиом, обусловливает их лекси-ко-синтаксические изменения (прежде всего, синтаксические трансформации, такие как актантная деривация). Это в большей степени заметно, когда речь идет об осмыслении личного пространства как внутреннего (через метафору контейнера-вместилища), однако то же самое мы видим в том случае, когда личное пространство осмысляется одновременно как внешнее и внутреннее. Это обусловлено также фразеологическим значением, протяженностью во времени и конечностью любых - не только эмоциональных - состояний, и тем, что любое состояние может быть как эндогенным, так и экзогенным (ср. упоминавшееся выше семантическое поле «эмоциональное воздействие»).

Литература

Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Предпосылки игрового осмысления семантики идиом // Карнавал в языке и коммуникации: коллективная монография / Отв. ред. Л.Л. Федорова. М.: РГГУ, 2016. С. 110-121.

Бирих А. К., Мокиенко В. М., Степанова Л. И.: Словарь русской фразеологии. Под ред. В.М. Мокиенко. СПб.: Фолио-Пресс, 1998. 704 с.

Виноградов В. В. История слов: около 1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связанных / Ответственный редактор Н.Ю. Шведова. М.: ИРЯ РАН, 1999. 1138 с.

Добровольский Д. О. Конверсия и актантная деривация во фразеологии // Слово и

язык: Сб. статей к восьмидесятилетию акад. Ю.Д. Апресяна / Отв. ред. И.М. Богуславский, Л.Л. Иомдин, Л.П. Крысин. М.: Языки славянских культур, 2011. С. 207-227.

Ковшова М. Л. Семантика и прагматика фразеологизмов (лингвокультурологический аспект). Автореферат ... докт. филол. наук. М., 2009. 49 с.

Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М.: УРСС, 2004. 256 с.

НКРЯ: Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. URL: https:// ruscorpora.ru. (Дата обращения: 10.02.2020).

Рахилина Е. В. Контейнер и содержимое в русском языке: наивная топология // Языковые значения. Методы исследования и принципы описания. Памяти О.Н. Селиверстовой.tactions in Russian // Русский язык в научном освещении, № 24 (2), 2008. С. 140-166.

Reddy M. J. (1979). The conduit metaphor: A case of frame conflict in our language about language // A. Ortony (Ed.), Metaphor and Thought. Cambridge: Cambridge University Press. P. 284-310.

NE VSVOEJ TARELKE, VYBIT' IZ KOLEI, VYVESTIIZ SEBÂ: A CASE STUDY OF THE CONNECTION BETWEEN SEMANTIC AND LEXICO-GRAMMATICAL CHANGES OF EMOTIONAL-STATE IDIOMS IN RUSSIAN

Pavel S. Dronov

Ph. D., Senior Research Fellow Yuri Stepanov Research Centre for Theory and Practice of Communication Institute of Linguistics, Russian Academy of Sciences 1, building 1 Bol'shoy Kislovsky per., Moscow, Russia

[email protected]

The paper deals with three Russian emotional-state idioms and peculiarities of their transformations. The idioms in question, namely ne v svoej tarelke (lit. 'not in one's own plate', a loan translation of the French idiom n'être pas dans son assiette ordonaire), vybit' iz kolei (lit. 'to hit sb out of their tracing ruts'), and vyvesti iz sebâ (lit. 'to move sb out of themselves'), share similar actant derivations, such as ne v svoej koleje vs. v svoû koleû (lit. 'to one's tracing ruts', a rough equivalent of back on track). The author argues that actant derivation in this idioms is guided, apart from their figurative meanings, by the personal

space metaphors they share. The emotional state is conceptualised as personal space, both external and internal, and the simultaneity of that external and eternal conceptualization is achieved by virtue of the container metaphor.

Keywords: idioms, lexico-grammatical changes, actant derivation, cognitive theory of metaphor, personal space metaphor, container metaphor

References

Baranov A. N., Dobrovol'skij D. O. Predposylki igrovogo osmysleniya semantiki idiom [Prerequisites of play-based conceptualisation of idiom semantics] // Karnaval v yazyke i kommunikatsii: kollektivnaya monografiya [Carnival in Language and Communications: a Collective Monograph] / Otv. red. [editor-in-chief] L.L. Fedorova. M.: RGGU, 2016. P. 110-121. (In Russian).

Bierich A., Mokienko V. M., Stepanova L. Slovar' russkoi frazeologii [Dictionary of Russian Phraseology]. Pod red. [Edited by] V.M. Mokienko. SPb.: Folio-Press, 1998. 704 p. (In Russian).

Dobrovol 'skij D. O. Konveriya i aktantnaya derivatsiya vo frazeologii [Conversion and actant derivation in phraseology] // Slovo i yazyk: Sb. Statei k vos'midesyatiletiyu akad. Yu.D. Apresyana [Word and Language: Essays in Honour of Yuri D. Apresyan] / Otv. red. [Managing editors] I.M. Boguslavskii, L.L. Iomdin, L.P. Krysin. M.: Yazyki slavyanskikh kul'tur, 2011. P. 207-227. (In Russian).

FSRLYa - Fedorov A. I. Frazeologicheskii slovar' russkogo literaturnogo yazyka [Phraseological Dictionary of the Standard Russian Language]. M.: Astrel; AST, 2008. 368 p. (In Russian).

Ioanesyan Ye. R. Simptomaticheskaya leksika v funktsii Magn [Symptomatic vocabulary functioning as Magns] // Nauchnyi dialog [Scientific Dialogue], № 2, 2019. P. 34-48. (In Russian).

Kovshova M. L. Semantika i pragmatika frazeologizmov (lingvokul'turologicheskii aspect). Avtoreferat ... dokt. filol. nauk. [Semantics and Pragamtics of Figurative Units: the Linguoculturological Aspect. Synopsis of the Doctoral Thesis] M., 2009. 49 p. (In Russian).

Kovecses Z. The Concept of Emotion: The Container Metaphor // Kovecses Z. Emotion Concepts. New York: Springer-Verlag New York, 1990. P. 144-159.

Lakoff J., JohnsonM. Metafory, kotoiymi my zhivem [Metaphors We Live By]. M.: URSS, 2004. 256 p. (In Russian).

NKRYa: Natsional'nyi korpus russkogo yazyka [Russian National Corpus] [Electronic source]. URL: https://ruscorpora.ru. (retrieval date: 10.02.2020). (In Russian).

Partee, B.H., Borschev, V. Dva stakana moloka: Substances and Containers in Genitive of Measure Constructions in Russian // Russkiy yazyk v nauchnom osveschenii [Russian Language and Linguistic Theory], No. 24 (2), 2008. P. 140-166.

Rakhilina Ye. V. Konteiner i soderzhimoe v russkom yazyke: naivnaya topologiya [Container and contained in the Russian language: the naïve topology] // Yazykovye znacheniya. Metody issledovaniya i printsipy opisaniya. Pamyati O.N. Seliverstovoi [Linguistic Meanings. Methods of Research and Principles of Description. In Memoriam Olga N. Seliverstova]. M.: MPGU, 2004. P. 233-257. (In Russian).

Reddy M. J. (1979). The conduit metaphor: A case of frame conflict in our language about language // A. Ortony (Ed.), Metaphor and Thought. Cambridge: Cambridge University Press. P. 284-310.

SOVRYa - Aristova T. S., Kovshova M. L., Ryseva Ye. A., Teliya V. N., Cherkasova I. N. Slovar' obraznykh vyrazheniy russkogo yazyka [Dictionary of Russian Figurative Units]. Pod red. [Edited by] V.N. Teliya. M.: Otechestvo, 1992. 369 p. (In Russian).

Vinogradov V. V. Istoriya slov: okolo 1500 slov i vyrazheniy i bolee 5000 slov, s nimi svyazannykh [The History of Words: Circa 1500 Words and Phrases and More Than 5000 Words Connected Thereto] / Otvetstvennyi redaktor [Editor-in-chief] N.Yu. Shvedova. M.: IRYa RAN, 1999. 1138 p. (In Russian).

a new path for Kuzbass

Abstract: Статья подготовлена в рамках современной междисциплинарной теории «колеи» предыдущего развития (path dependence), которая исходит из того, что текущее развитие экономики любой территории определяется ее историей, сформированными социально-экономическими институтами и структурами. Регионы развиваются в рамках «колеи» и могут попадать в «институциональные ловушки», которые удерживают экономику в рамках одной колеи. Одной из наиболее распространенных экономик, попадающих в ловушки эффекта «колеи», являются регионы, зависимые от природных ресурсов. Экономика многих «нестоличных» удаленных регионов основывается на добыче природных ресурсов – угледобыча, нефтегазовая отрасль, сельское хозяйство, лесозаготовка. Эти продукты являются сырьем, т. е. природными ресурсами, получающими минимальную обработку (добавленную стоимость) перед экспортом, а экономики данных регионов – сырьевыми. В данной статье дается ответ на вопрос – могут ли природные ресурсы стать основой экономики нового типа, может ли сырьевой регион преодолеть институциональные ловушки и перейти от экономики добычи к креативной экономике. В мировой литературе недостаточно исследований, посвященных тому, как накопленные экономические и социальные ресурсы «старой» ресурсной колеи могут быть использованы для создания новой, креативной. Представлен успешный опыт Кемеровской области о том, как новая отрасль экономики – туризм, по-новому использует не только природные ресурсы региона, но и накопленные компетенции и ресурсы добывающей отрасли. Статья показывает, что активное взаимодействие органов власти, бизнеса и университетов может вывести из «колеи» даже ресурсозависимые регионы и сформировать туристскую дестинацию.
The article written in the analytical framework of evolutionary economic geography, which stipulates that current distribution of economic activity depends on past history and following path dependence. Many remote regions in the world based their economies on the extraction of natural resources - mining, oil and gas industries, agriculture and forestry etc. Those commodities are commonly referred to as «staples», i. e. natural resources that require minimal on-site processing to prepare them for export. This paper answers the research question - whether resource regions can transit from extractive industries to attractive due to economic lock-ins and an embedded lack of local capacity. There is a lack of investigation in research literature on how accumulated resources of «old» staples path are used to create new industries that are completely different from any existing ones. This paper presents successful cases of Kemerovo region - Kuzbass, Russia, on how the new tourism industry uses and transforms generic resources of resource-based economy. It is shows that public-private interactions can lock-out even staple-economy and establish tourism destination in tourism unfriendly environment of industrial and mining region.

Неурегулированное определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры "беспокойство" в предложении

нестабильность

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент.Подробнее… В этих стихах возникает что-то тревожное.

Times, Sunday Times (2016)

В ней действительно есть что-то тревожное, но самым вежливым и элегантным образом.

Times, Sunday Times (2016)

Это был период тревожных перемен, но они окупаются.

Times, Sunday Times (2016)

United какое-то время были глубоко встревожены.

Times, Sunday Times (2016)

Вы не только человек привычки, но и иногда отказываетесь от возможностей, если они означают внесение тревожных изменений.

Times, Sunday Times (2016)

Обязательно посмотрите довольно тревожное видео.

Times, Sunday Times (2009)

В этой сделке есть что-то очень тревожное для любого, у кого есть хоть какое-то чувство бережливости.

Times, Sunday Times (2010)

И все же в этих решениях есть что-то тревожное.

Times, Sunday Times (2015)

Нет более подходящего знака для оправдания тревожных планов или изменений.

Times, Sunday Times (2013)

Его присутствие в школе было тревожным.

Times, Sunday Times (2013)

Подробнее ...

Здесь много тревожных сцен.

Times, Sunday Times (2014)

В ее внешности все еще есть что-то глубоко тревожное.

Times, Sunday Times (2015)

Эффект целенаправленно и глубоко тревожит.

Литературное приложение к The Times (2012)

Есть что-то тревожное в акне у взрослых.

Times, Sunday Times (2012)

Большинство менеджеров сочли бы мысль о том, что их приход может вызвать такую ​​злобу, глубоко тревожной.

Times, Sunday Times (2013)

Но есть кое-что очень тревожное.

Times, Sunday Times (2014)

Многие люди сочли мое выступление глубоко тревожным.

Times, Sunday Times (2009)

Тревожное изменение законодательства означает, что пары теперь в большинстве случаев обязаны разделить свои активы поровну.

Times, Sunday Times (2010)

Было бы гораздо более тревожно сменить закулисный персонал сейчас, чем сохранить существующий режим.

Солнце (2006)

Но есть что-то тревожное в том, как взрослые мужчины слабо улыбаются, когда их умственные и физические способности ставятся под сомнение.

Times, Sunday Times (2009)

Но в первую ночь его набор театральных трюков, похоже, выбил из колеи актерский состав, а не выставил напоказ.

Times, Sunday Times (2007)

Она использует присутствие тела, чтобы сбить с толку и заинтересовать зрителя.

Times, Sunday Times (2012)

Более тревожными являются два печально известных фильма 1960-х годов.

Times, Sunday Times (2007)

А теперь приготовьтесь к еще одному радикальному и довольно тревожному скачку в технологии видеоигр: контролю над мыслями.

Times, Sunday Times (2008)

Использование 40 игроков не помогло, а смена менеджера расстроила команду.

Times, Sunday Times (2009)

Нет никакого способа избежать тревожных изменений.

Times, Sunday Times (2014)

Что довольно тревожно, потому что мир, очевидно, меняется намного быстрее, чем в любую предыдущую эпоху.

Times, Sunday Times (2015)

Если бы эта довольно тревожная неделя была исключением, вы могли бы заверить себя, что все скоро вернется на круги своя.

Times, Sunday Times (2012)

Странное, тревожное присутствие, которым он определенно является.

Times, Sunday Times (2006)

Верно, вы были тревожным присутствием в британской политике уже более четверти века.

The Sun (2010)

unsettle - определение и значение

  • Леви говорит, что его работа предназначена для того, чтобы « сбить с толку » зрителей, оспаривая предвзятые представления об определенных материалах и объектах.

    Архив 2009-03-08

  • Леви говорит, что его работа предназначена для того, чтобы « сбить с толку » зрителей, оспаривая предвзятые представления об определенных материалах и объектах.

    Парень приклеивает вещи к голове, называет это искусством. Тайлер вроде.

  • В конце концов он признал, что это остается вопросом " неурегулировать " в судах.

    Сотрудник Conyers говорит, что они предпочитают позволить Бушу продолжать нарушать законы

  • Я также заметил необычайную робость с его стороны, чтобы кто-нибудь не « расстроил » чью-то веру, - как будто вера не требует таких упражнений, как любое другое живое существо, и не тем лучше для встряски сейчас и тогда.

    The Atlantic Monthly, том 04, № 26, декабрь 1859 г.

  • Бент был искренне огорчен своим душевным состоянием: он боялся, что Гарри Спинк « выбьет из колеи » мистера Бландхорна, и, вместо этого, это был он сам.

    Семя веры.

  • Я также заметил необычайную робость с его стороны, чтобы кто-нибудь не « расстроил » чью-то веру, - как будто вера не требует таких упражнений, как любое другое живое существо, и не тем лучше для встряски сейчас и тогда.

    Завершить проект Gutenberg Oliver Wendell Holmes, Sr. Works

  • Я также заметил необычайную робость с его стороны, чтобы кто-нибудь не « расстроил » чью-то веру, - как будто вера не требует таких упражнений, как любое другое живое существо, и не тем лучше для встряски сейчас и тогда.

    Профессор за завтраком

  • Министерство финансов сохранит пакет стимулов в предстоящем бюджете, заявив, что его отмена может " расстроить " отрасли

    WN.com - Статьи, связанные с Признанием противораковых лекарств как спасающих жизнь: биотехнологическая промышленность при правительстве

  • Минфин сохранит пакет стимулов в предстоящем бюджете, заявив, что его отмена может " сбить с толку " промышленность ЛОНДОН - Европейские фондовые рынки закрылись повышением после того, как данные показали, что США

    WN.com - Деловые новости

  • Минфин сохранит пакет стимулов в предстоящем бюджете, заявив, что его отмена может « расстроить », экономика отрасли вырастет на 7.2% в 2009-2010 годах, заявила Центральная статистическая организация (ЦСУ) в понедельник в своей предварительной оценке, по сравнению с

    .

    WN.com - Статьи, связанные с ценами на продукты питания, могут еще больше увеличить инфляцию

  • #unsettle: Пограничное мышление. Интервью с антропологом Эктором… | автор: Data & Society

    Это вторая публикация из нашей серии #unsettle: Стратегии деколонизации технических исследований. Цель этой серии - изменить существующие исследовательские практики, сосредоточив внимание на взглядах коренных народов, азиатских и черных феминисток и раскрывая бесчисленные связи технологий с историческими, незавершенными и повседневными эффектами империи.Почитайте первый пост здесь .

    Ассистент по производству информационных и общественных мероприятий Ригоберто Лара Гусман и сотрудник по коммуникациям Натали Керби интервью антропологу Эктору Бельтрану о его стратегиях деколонизации технологических исследований. Это интервью отредактировано и сжато для большей ясности.

    Ригоберто Лара Гусман: Мы хотим немного узнать о вас и вашем прошлом.Откуда вы приехали? Каким был ваш путь в Массачусетский технологический институт?

    Эктор Бельтран: Прежде всего, спасибо за то, что начали с этого вопроса. Мне кажется, что даже это само по себе является вмешательством и сигналом к ​​проекту, который вы разрабатываете. С самого начала мы должны позиционировать наших исследователей так, чтобы не создавалось впечатление, будто их знания приходят из ниоткуда. В моем конкретном случае очень важно понять, почему я здесь, в Массачусетском технологическом институте, теперь как профессор, и как я попал сюда, прежде всего, на бакалавриат.

    Я из восточной долины Сан-Фернандо в Лос-Анджелесе. Там, где я вырос, все были мигрантами из Мексики и Центральной Америки. Мои родители - мигранты с севера Мексики, из Чиуауа и Дуранго. Я рос, говоря по-испански, пока не пошел в школу, где я учился по двуязычной программе примерно до второго или третьего класса, когда я перешел на все занятия на английском языке.

    Многие дети не окончили среднюю школу, в которую пошел я. Я был первым поколением из моей средней школы, вместе с моим соседом по комнате, поступившим в Массачусетский технологический институт.Нас взяли в качестве цветных учеников из этой большой государственной средней школы.

    Когда мы приехали в Массачусетский технологический институт, это было, мягко говоря, культурным шоком. Но я также встретил небольшое сообщество людей из районов с низким доходом - студентов колледжей в первом поколении, - с которыми, как я думал, я мог бы связаться, чтобы закончить колледж. В итоге я изучал информатику.

    Это была моя первая встреча с различиями в доступе к знаниям и различным формам образования.

    Когда мы росли, у нас не было персонального компьютера, у нас был автономный текстовый процессор. У нас был один когда-то, когда я учился в старшей школе, но одно из моих ранних воспоминаний об использовании компьютера было связано с каким-то школьным научным проектом. Мой партнер был одним из белых детей в моей магнитной программе. Я пошел к нему домой, и у него был компьютер с доступом в Интернет, и это было похоже на то, как этот ребенок так много знает, у него есть вся эта информация. Это была моя первая встреча с различиями в доступе к знаниям и различным формам образования.

    Хотел бы я сказать, что я пришел в Массачусетский технологический институт, потому что я действительно любил компьютеры и вычислительную технику, но это происходило медленно.На самом деле, я приехал сюда, потому что хотел получить хорошую работу, чтобы потенциально мог помочь своей семье после окончания учебы.

    После окончания учебы я присоединился к компании по технологическому консалтингу, где работал в крупной транснациональной корпорации, название которой начинается с буквы «W. Я завершил проект в Мехико, где я создавал небольшие инструменты отчетности с использованием Excel и Visual Basic - простая вещь, несмотря на то, что меня продали как «выпускника Массачусетского технологического института», за которого они могли взимать большие деньги.

    В итоге они использовали меня в качестве бикультурного двуязычного посредника - я переводил между мексиканскими рабочими и США.С. консультанты. Именно здесь я действительно начал понимать, что изменения, которые мы внедряли, были связаны не с технологиями или даже эффективностью, а скорее с культурными различиями. Это привело меня к тому, что я захотел вернуться в школу и изучать антропологию.

    Я переехал в Мексику, в небольшой город под названием Халапа в Веракрусе, и прошел там курсы антропологии в колледже, а затем записался на фольклорную программу в Калифорнийском университете в Беркли. При поддержке моего наставника Чарльза Бриггса я защитил докторскую диссертацию по антропологии.Я влюбился в этнографические методологии и основы критического мышления этой дисциплины.

    Ригоберто Лара Гусман: Что в его стиле наставничества повлияло на вас или вдохновило вас?

    Эктор Бельтран: Любой, кто готов сесть с вами, относиться к вам как к равному и решать проблемы, даже если ваш проект не совсем совпадает с их проектом, является отличным наставником. Моя докторская степень. Советник Чарльз Бриггс во многом опирается на работу Америко Паредеса.Одним из классических текстов Паредеса является статья «Об этнографической работе среди групп меньшинств». Бриггс обучен лингвистической антропологии, и один из основных моментов в его работе заключается в том, что, когда вы работаете с людьми, особенно с людьми из меньшинств, вы хотите понять стереотипы о них, но не обязательно верить им или способствовать их сохранению.

    Должен быть определенный уровень доверия со стороны людей, с которыми вы работаете, будь то ваш подопечный или участники исследования; уровень понимания; уровень работы над одним и тем же проектом против расизма, против колониализма; общие обязательства.Нелегко преодолеть определенные границы класса и расы, чтобы работать со студентами, которые сильно отличаются от вас. Не было латиноамериканских профессоров, черных профессоров. Так что, если вы белый профессор Калифорнийского университета, Беркли, вы должны смягчить обязательства и бороться за то, чтобы цветные ученики попали в программу, что и сделал Бриггс.

    Ригоберто Лара Гусман: Спасибо за то, что поделились своей траекторией и за то, что расположились. Я всегда говорю, что содержимое уже находится в контейнере. Все, что нам нужно распаковать, уже есть внутри нас, в нашем личном опыте.

    Ваша история резонировала лично со мной как сыном родителей-мигрантов. Меня всегда считали переводчиком, но мне нравится идея быть «текстовым редактором» мигранта. Многоязычные текстовые процессоры в этой стране отслеживаются с раннего возраста, и это в конечном итоге определяет их судьбу. Здесь мы можем проникнуть в некоторые структурные элементы, то есть способы, с помощью которых определенные сообщества отслеживаются по линии образования.Как бы вы отнеслись к этой идее текстового процессора, будучи человеком-мигрантом?

    Эктор Бельтран: Джонатан Роза размышляет о языковых идеологиях в своей книге «Взгляд на язык, похожий на расу». В недавней презентации он обсудил иронию двуязычия и межлатинских отношений / различий внутри латинского языка, используя язык как объект анализа. Он процитировал слова Тони Моррисон: «Очень серьезная функция расизма - отвлечение».

    Идея отслеживания: в чем? Как одни и те же классы и расизм записываются в каждый дополнительный тренинг? Язык - это, возможно, первая тренировка, но я также думаю о технологиях и о том, как они отвлекают.Вы недостаточно хорошо говорите по-английски. Вы недостаточно хорошо разбираетесь в технологиях. Вы недостаточно хорошо разбираетесь в вычислениях. Вы не умеете достаточно хорошо ориентироваться в вычислительном стеке. Этого никогда не бывает.

    Вы создаете новую область знаний, а вместе с ней и людей, не умеющих ориентироваться в этой области. Это постоянное обновление и создание «другого».

    Это постоянное обновление и создание «другого».

    Идея, с которой я играл, - это идея компьютера как стека, навигации по различным уровням абстракции, составляющих компьютер, и мышления о нем как о системе - социальной системе, политической системе.Как различные слои структуры или системы создают процессы неравенства, но также могут дать нам инструменты для размышлений с этими процессами или за их пределами.

    Создавая эти модели и обдумывая их, мы можем начать мыслить нестандартно, думать о других возможностях. Как мы можем использовать то, что уже находится в контейнере, чтобы сослаться на вашу предыдущую мысль, думая о том, что это состоит из разных слоев?

    Ригоберто Лара Гусман: Прошлой ночью Руха Бенджамин была в Data & Society и она рассказала о , как в академии раса рассматривается как социальная конструкция.Затем она пошла еще дальше и сказала, что расизм - это конструктивная технология. Он эффективен, им манипулируют, он многоуровневый, он абстрактен. Это не только социальная конструкция, но и сама конструкция, и я думаю, что это связано с идеей, которую вы вытаскиваете из стека, и с тем, из чего сделана эта структура.

    Эктор Бельтран: Да, конечно. Ее работа лежит в основе моего собственного мышления о расе и технологиях. Один из ваших вопросов: что вы думаете о деколонизации технологических исследований? И моя первая реакция заключается в том, что даже без слова «технология» я все еще понимаю ваш проект « исследования по деколонизации. Вы сигнализируете о децентрализации евроцентрического подхода к исследованиям, вы сигнализируете о политической экономии производства знаний .

    А теперь давайте вернемся к технологиям, будь то наблюдение, вычисления, что угодно. Здесь также могут применяться любые инструменты, которые мы хотим использовать для исследований в области деколонизации. И затем, если мы хотим продвинуться дальше и критически мыслить с помощью этих инструментов, таких как, например, вычислительный стек, это способ использовать самые инструменты объекта для деколонизации исследования.

    Ригоберто Лара Гусман: Я много думала о том, как мы обращаемся к предкам и коренным людям как к практике, как к исследованию. Мне любопытно ваше отношение к коренным народам и к местным формам производства знаний. Особенно в отношении таких вещей, как суверенитет данных, но также и в вашем личном путешествии.

    Эктор Бельтран: В любом из этих движений или инструментов, которые мы разрабатываем, люди всегда остаются в стороне. Одна вещь, которая выделяется из фольклора, - это как раз то, что проект современности всегда строит другой.Он всегда меняется, он всегда обновляется - нам нужно думать о других, которые мы создаем, о которых мы забываем.

    Если я сосредоточусь на строительстве Latinidad в технических пространствах, кого я оставлю позади? По любому признаку различия, будь то гендерный, сексуальный, расовый, как я могу подтолкнуть свое исследование к установлению связи с другими движениями и сообществами, которые не согласны с тем, как это обычно проводится?

    Натали Керби: Что, по вашему мнению, вы деконструируете в своем исследовании, помимо этой конструкции?

    Эктор Бельтран: На днях профессор спросил меня, когда выйдет моя статья о хакерстве, потому что они хотели поделиться ею со своими студентами, которые думают, что хакерство не происходит в таких местах, как Мексика.Несмотря на очень критический анализ, который мы проводим, один вывод из этой статьи для студента может быть таким: «Ого, не все люди в Мексике бедные, у них есть компьютеры, и они программируют». Меня даже не поразило, что эти предположения все еще существуют.

    В этом смысле мы разбираем стереотипы или мифы о людях за пределами США или евро-американской орбиты, о людях из «развивающихся стран».

    Это пограничное мышление и пограничная работа трудны.

    Одна вещь, с которой я боролась, работая над перемещениями через U.С. и Мексика, возникает вопрос: «Что ж, вы делаете США или Мексику?» Это даже исходит от критически настроенных ученых, которые считают, что они думают вопреки здравому смыслу и не знают границ. Это возвращается к ловушке и контейнеру - национальному государству как контейнеру.

    Чтобы сказать то, что вы хотите сказать, вы должны подумать о своей траектории как ученый, о том, что вы должны доказывать и кому. Это пограничное мышление и пограничная работа трудны. Вы должны согласовать себя с уже созданным объектом исследования, чтобы проявить себя, и , а затем создать новый образ мышления.Легко попасть в ловушку старых школьных представлений об исследованиях.

    Возвращаясь к теории пограничья, вы не здесь и не там, но и в том, и в другом. Он был написан в 80-х годах, и мы думаем, что на его основе можно было бы просто построить новое исследование. Но как только вы переходите академические границы и переходите к другим дисциплинам, вам все равно придется выполнять работу по вмешательству, деколонизации и деконструкции.

    Ригоберто Лара Гусман: Я хочу показать вам изображение, которое мы создали для обоснования этого проекта.Это мифическое существо, созданное Building417 - творческой студией иранских художников Nooshin Rostami & Mani Nilchiani - для симпозиума, который мы проводили здесь, в Data & Society, под названием #unsettle: Decolonizing Technology Research.

    Я спросил вас о коренном происхождении, потому что я был в процессе восстановления своей собственной индио-стороны, и часть этой работы была связана с переориентацией моего мировоззрения и производством знаний.Я хотел привлечь к работе родственников с натуры, из нашей собственной мифологии.

    В мифологии койот - это оборотень или пересекающий границу, посредник множества миров. Черепаха сидит на койоте, отдыхая, как инверсия мифа о Черепашьем острове, который является историей происхождения Северной Америки с точки зрения американских индейцев, где мир восседает на черепахе. А в этом мы представили, что черепаха устала, и мыслители должны вести ее вперед.Люди, способные работать в разных временных рамках. И поэтому луна тоже там наверху. Люди, которые могут жить в этих пороговых зонах, как способ двигаться вперед. Это тотем, который я использовал, чтобы ориентироваться в (завуалированном) мистицизме технологического пространства.

    Эктор Бельтран: Вы знаете, моя первая реакция, когда вы сказали, что черепаха устала, была мысль о женской работе, работе по уходу, труде, задействованном в создании социальной инфраструктуры, семейной инфраструктуре, которая в конечном итоге позволяет мы создаем техническую инфраструктуру и проектную работу, о которой мы думаем, когда говорим о технологиях, и которая также приводит к появлению этих «великих мужских фигур», которые циркулируют.Об этом труде часто забывают, о труде, который позволяет им даже действовать в этом мире.

    Я также думаю о том, насколько утомительно пограничное мышление - когда вы вырастаете двуязычным, бикультурным, бисексуальным, двуличным. Это возвращается к необходимости проявить себя перед обеими сторонами, но также и к привилегии, которую дает возможность видеть обе стороны и обсуждать два разных мира.

    Когда вы приучаете к соединению двух разных способов мышления или разных областей исследования, это может быть утомительно.

    Речь идет о размещении вашей работы и продолжительности жизни таким образом, чтобы вы понимали, как это может подготовить следующее поколение.

    Одна из обычных вещей, о которых люди говорят, - это то, что как активист, как профессор, как кто-то, интересующийся социальной справедливостью, который приходит с другой траектории в эти миры привилегий, вы часто пытаетесь делать все правильно. Вы хотите быть лучшим исследователем, лучшим учителем, лучшим наставником. И сообщение: эй, просто расслабься, тебе не нужно делать все сразу.

    Лучше всего думать о своей карьере поэтапно. Размышляя о разных стадиях и возвращаясь к коренному населению: я думаю о поколениях, это то, что коренные жители делают очень хорошо. Мыслить через жизни, миры, поколения и видеть себя на семь лет вперед, на семь поколений назад, на семь поколений вперед. Речь идет о том, чтобы расположить свою работу и продолжительность жизни таким образом, чтобы помочь вам понять, как это может подготовить следующее поколение.

    Натали Керби: Я хотела бы вернуться к идее экспертизы и к тому, как вы устанавливаете свою в практическом и абстрактном смысле, а затем к тому, как вы понимаете опыт своих субъектов.

    Эктор Бельтран: Это напоминает мне ваш предыдущий вопрос о том, как я бы описал свою практику. Это то, что мы вынуждены делать, чтобы сделать себя понятными для других ученых или остального мира.

    Я учился в этих классах аспирантуры, где меня отдавали, и то, как студенты применяли свои знания, было для меня очень чуждо. Я не понимал некоторых динамик, а затем, когда я записался в классы этнических исследований, они были мне как медицина, потому что эти профессора ломали все на части - как устроен университет, как опыт создается во имя основных дисциплин, таких как социология, антропология, история.Один из деколониальных мыслителей сказал бы: «Не говорите факультет социологии, скажите« Департамент белых мужчин, гетеросексуальная социология », потому что это то, что это за кафедра».

    Называть вещи своими именами - это вмешательство.

    Называть вещи своими именами - это вмешательство. Когда я думаю о собственном опыте, я обычно говорю, что я культурный антрополог вычислений, и всегда говорю, что владею латиноамериканскими или этническими исследованиями. Я думаю, это свидетельствует о моих обязательствах, моей позиции и о том, какие знания я хочу ценить.

    Сам акт исследования является политическим. В антропологии существуют строгие исследовательские протоколы для защиты участников исследований, поэтому вы никого не подвергаете опасности и не крадете их знания. Все это важно. Но забавно, что именно здесь начинается этническое исследование. Вы уже думаете о работе с участниками исследования и совместной работе над проектом или движением.

    Я работаю с относительно привилегированными участниками исследования в том смысле, что у некоторых из них есть доступ к компьютерам, они были обучены программированию и проектированию в университетах.

    Сам акт исследования является политическим.

    Я понимаю, что для того, чтобы научиться программировать и войти в эти компьютерные миры, потребовалось много времени. У большинства из них нет навыков критического мышления и того же словаря, которому я научился сейчас думать о деколонизации или структурах расизма, структурах капитализма. Очень легко критиковать технологические миры как техно-утопические, капиталистические пространства, но это не значит, что у моих участников исследования нет потенциала для развития того же языка, который вы используете, чтобы думать о том, насколько их работа проблематична.Возвращаясь к этой работе из поколения в поколение или даже за одну жизнь, мы можем постепенно развивать ее вместе. В этих областях знаний есть потенциал.

    Ригоберто Лара Гусман: Я записал и обвел свои заметки, когда вы говорили о работе в Walmart и о том, как они продали ваш профиль в качестве выпускника Массачусетского технологического института, потому что я думаю, что теперь это понимание программирования как труда рабочего класса, которое вы указать на несколько частей, а также на то, как мы должны превращаться в аватаров, чтобы участвовать в цифровом мире.

    Это заставляет меня задуматься о ваших наблюдениях на этих хакатонах о том, как люди позиционируют себя, что они выделяют, что прозрачно, что они скрывают - как они позиционируют себя, чтобы быть конкурентоспособными в этом высококонкурентном мире. Вы также использовали опыт как тактику обфускации. Вы выполнили определенный уровень знаний, основанный на вашем опыте - будучи выпускником Массачусетского технологического института - вроде этого мистического опыта, в то время как за кулисами вы просто использовали электронные таблицы.

    Эктор Бельтран: Именно в этом и заключается привлекательность программного обеспечения для многих людей. Как это работает за кадром? Это может помочь тем людям, которые хорошо разбираются в том, как работают эти многоуровневые компоненты и как различные интерфейсы взаимодействуют друг с другом. Я имею в виду, это повседневная жизнь: вы не представляете каждую версию себя разным людям. Он может быть очень стратегическим или бессознательным и исходить из истории, процессов расификации, того, как мы думаем о молчании и как мы их читаем.У программного обеспечения есть это очарование или призвание ... оно в некотором смысле соблазняет вас.

    У программного обеспечения есть это очарование или призвание ... оно в некотором смысле соблазняет вас.

    Ригоберто Лара Гусман: В заключение я хочу задать вам очень простой вопрос: что вас сейчас волнует? Что ты думаешь? Я знаю, что у вас выходит книга, верно?

    Мне нравятся такие разговоры.

    В своей книге я думаю об этом движении через границы, особенно в моей работе между Соединенными Штатами и США.С. и Мексика.

    Я с энтузиазмом отношусь к разработке эмпирических инструментов, методологий для того, чтобы делать транснациональную антропологию вычислений . Я также в восторге от нашей идеи быть ловушками и контейнерами, независимо от того, является ли этот контейнер национальным государством или особым образом мышления или набором инструментов, и использовать пограничное мышление, чтобы критически относиться к вычислениям и технологиям.

    Unsettled vs Unsettle - В чем разница?

    неспокойный | тревожить |

    В качестве глаголов разница между

    unsettled и unsettle состоит в том, что unsettled - это ( unsettle ), а unsettle - расстраивать или вызывать дискомфорт.

    Как прилагательное

    беспокойный обеспокоенный, расстроенный.

    Другие сравнения: в чем разница?

    Английский

    Прилагательное

    ( прилагательное )
  • Встревоженный, расстроенный.
  • : Я был, , встревожен, внезапной вспышкой, и, поскольку я не знал, что делать, я просто стоял в замешательстве.
  • Состояние неустойчивое, неопределенное, возможны изменения.
  • Незаселенный, без поселенцев и других жителей.
  • Без оплаты.
  • : Нам нужно оплатить этот счет; даже если вы считаете, что плата слишком высока, мы не можем просто оставить ее неурегулированной .
  • Глагол

    ( голов )
  • ( незаселение )
  • Английский

    Глагол

    ( en-глагол )
  • Чтобы расстроить или вызвать дискомфорт
  • : Не расстраивайте лошадей, иначе они убежат.
  • * {{quote-news
  • , год = 2012 , date = 9 мая , автор = Джонатан Уилсон , title = Лига Европы: Радамель Фалькао: Атлетико Мадрид разгромил Атлетик Бильбао , work = Хранитель цитирование , страница = , пассаж = Атлетик демонстрирует признаки усталости внутри страны, и, похоже, они никогда не достигли той же напряженности, которая так расстраивала Манчестер Юнайтед и Шальке 04 в предыдущих раундах. }}
  • Ввести в беспорядок или беспорядок
  • Антонимы
    *решить

    Будут ли горячие данные по инфляции в США сбивать рынки с толку?

    Будут ли горячие данные по инфляции в США встревожить рынки?

    Государственные облигации США выросли в пятницу после более слабых, чем ожидалось, данных о росте числа рабочих мест в США в мае.Но ключевой отчет по инфляции потребительских цен станет новым испытанием для инвесторов.

    Потребительские цены росли самыми быстрыми темпами за более чем десятилетие за 12 месяцев до апреля, но аналитики прогнозируют, что с тех пор они выросли еще больше, что вызывает опасения по поводу перегрева экономики.

    Экономисты, опрошенные Bloomberg, ожидают, что годовой уровень инфляции подскочит до 4,7% в мае по данным, которые будут опубликованы Министерством труда в четверг, по сравнению с 4.2 процента в апреле.

    «Базовый» уровень инфляции, исключающий более неустойчивые цены на продукты питания и энергоносители, как ожидается, вырастет с 3% в апреле до 3,4% в мае, об этом сообщили экономисты, опрошенные Bloomberg project. Это будет самый высокий уровень с середины 1990-х годов.

    Джей Пауэлл, председатель Федеральной резервной системы, был непреклонен в том, что повышение потребительских цен носит временный характер и что центральный банк должен поддерживать свою программу покупки облигаций на 120 миллиардов долларов в месяц. Уолл-стрит, с другой стороны, обсуждает, может ли рост инфляции оказаться более устойчивым, чем ожидалось, в то время как инвесторы говорят, что майский результат, даже если он выше апрельского, скорее всего, будет слишком рано, чтобы служить окончательным сигналом.

    Рост инфляционных ожиданий стал ключевым фактором резкой распродажи в этом году казначейских облигаций США, что привело к росту стоимости заимствований и вызвало несколько приступов волатильности на других рынках.

    «Вероятно, это будет еще 4% [для неосновной инфляции], что временно усилит страх в уравнении», - сказал Джейсон Прайд, директор по инвестициям в частной практике Glenmede. В июле и августе, добавил он, «мы, вероятно, увидим более последовательную умеренность в показателях ИПЦ.И это, наконец, укрепит тезис о том, что это преходяще ». Азиза Касумов

    Как улучшение перспектив еврозоны повлияет на политические планы ЕЦБ?

    Перспективы экономики еврозоны значительно улучшились после последнего заседания Европейского центрального банка по денежно-кредитной политике в апреле.

    Блокировка коронавируса отменяется по всей Европе. После медленного начала вакцинация ускоряется. Деловая активность, доверие потребителей и инфляция резко пошли в норму.

    Но ряд членов совета ЕЦБ заявили, что они все еще не видят причин для изменения политики на заседании в этот четверг, а его президент Кристин Лагард даже заявила в конце прошлого месяца, что «слишком рано» обсуждать планы по сдерживанию своей евро. Программа покупки облигаций на 80 миллиардов долларов в месяц.

    Инфляция в блоке еврозоны, состоящем из 19 стран, в мае подскочила до 2 процентов с 1,6 процента в предыдущем месяце, превысив целевой показатель центрального банка впервые более чем за два года. Однако официальные лица ЕЦБ заявили, что это временный рост, который в следующем году прекратится, а это означает, что центральному банку необходимо дольше сохранять поддерживающую политику.

    С этим согласны большинство экономистов. Хольгер Шмидинг, главный экономист Berenberg, сказал: «Поскольку нынешний всплеск общей инфляции пока отражает только временные факторы, ЕЦБ может позволить себе держать педаль газа еще на три месяца».

    Проблема в том, что некоторые страны, такие как Германия, будут восстанавливаться быстрее, чем другие, например Италия и Испания, что, как сообщило рейтинговое агентство Moody's на прошлой неделе, «создаст проблемы для ЕЦБ с точки зрения калибровки общей денежной единицы. политика".

    Но Moody’s добавило: «Мы полагаем, что ЕЦБ сохранит свою крайне гибкую денежно-кредитную политику в течение следующих нескольких лет, после того как относительно более сильные экономики, такие как Германия, исчерпали свои свободные мощности». Мартин Арнольд

    Возобновит ли курс юаня резкий подъем?

    Торговцы будут пристально следить за юанем после того, как правительство Китая на прошлой неделе предприняло шаги по замедлению резкого роста.

    Рекомендуется

    Меры, объявленные Народным банком Китая, заставят кредиторов хранить больше иностранной валюты - метод сдерживания валюты, который не использовался после финансового кризиса.

    Курс юаня вырос по отношению к доллару на 11% за последний год, несмотря на колебание на прошлой неделе. Акция прошла на фоне быстрого восстановления Китая после пандемии. В прошлом году инвесторы бросились вкладывать средства в китайские акции и облигации, что еще больше способствовало поддержке валюты.

    Его сила теперь представляет собой еще одну проблему для политиков, уже борющихся с высокими ценами на сырьевые товары и опасениями по поводу заемных средств в несбалансированной экономике.

    Восстановление страны было вызвано промышленным ростом и, несмотря на силу юаня, быстро растущим экспортом.Но члены центральных банков выражают растущую озабоченность по поводу воздействия глобального роста цен на сырьевые товары на заводские цены в Китае.

    В прошлом месяце в редакционной статье представителя НБК было высказано предположение, что юаню следует позволить укрепиться, чтобы компенсировать более высокие цены на сырьевые товары, но впоследствии статья была удалена. Более сильный юань по отношению к доллару удешевляет импорт из Китая.

    На этой неделе данные по торговле и инфляции, опубликованные в понедельник и среду, соответственно, прольют дополнительный свет на прогресс экономики и послужат информацией для будущих интервенций центрального банка в отношении юаня. Томас Хейл

    Незаселенный | Художественный музей Невады

    ИЗОБРАЖЕНИЕ 1: Николай Галанин, «Вещи выглядят родными», «Родные выглядят белее», 2012 г., цифровая фотография, 30 х 40 дюймов. Собрание музея Анкориджа, покупка музея, фонд приобретения произведений искусства Фонда Расмусона, 2012 г. 21.3. ИЗОБРАЖЕНИЕ 2: Эд Руша, Затерянные империи, Живые племена, 1984, холст, масло, 64 x 64 дюйма. Коллекция Марчиано, Лос-Анджелес. © Эд Руша. ИЗОБРАЖЕНИЕ 4: Брайан Юнген, 1980, 1970, 1960, 2007, Полиэстер, металл, окрашенное дерево на бумажной сонотрубке, переменные размеры.1980: Художественная галерея Онтарио, приобретенная при содействии Фонда Дэвида Юила и Мэри Элизабет Ходжсон, 2007, 2007/17. 1970: Художественная галерея Онтарио, обещанный дар Розамонд Айви, НАСТОЯЩИЙ.103514; 1960: Художественная галерея Онтарио, обещанный дар, НАЗАД. 103513. Все © Брайан Юнген, 2017. ИЗОБРАЖЕНИЕ 5: Соня Фальконе, Campo de Color (Цветовое поле), 2017, терракотовые тарелки, сухие, пигменты, специи, соли, переменные размеры. Коллекция Художественного музея Невады, Фонд Роберта С. и Дороти Дж. Кейзер. Искусство Фонда собрания Большого Запада.ИЗОБРАЖЕНИЕ 6: Брюс Коннер, ПЕРЕКРЕСТОК, 1976 г., восстановлено цифровым способом, 2013 г., 35 мм, черно-белое, звук, Продолжительность: 37 минут (преобразовано в видео). Оригинальная музыка, написанная и исполненная Патриком Глисоном и Терри Райли, восстановлена ​​Архивом кино и телевидения Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Предоставлено семейным фондом Коннер и галереей Кона. © Коннер Фэмили Траст. ИЗОБРАЖЕНИЕ 7: Frohawk Two Feathers, Карта Большого Запада, Или, Лемурийский треугольник, 2017, бумага, акрил, тушь, кофе, чай, 48 x 60 дюймов. Коллекция Художественного музея Невады, Роберт С.и Фонд Дороти Дж. Кейзер «Искусство фонда Большого Запада». ИЗОБРАЖЕНИЕ 8: Ана Тереза ​​Фернандес, Стирание границы (Боррандо-ла-Фронтера), 2012 г., видео, продолжительность: 3 минуты 31 секунда. Коллекция Художественного музея Невады, Фонд Роберта С. и Дороти Дж. Кейзер. Искусство Фонда собрания Большого Запада. ИЗОБРАЖЕНИЕ 9: Крис Бёрден, Все подводные лодки Соединенных Штатов Америки, 1987 год, картон, виниловая нить, шрифт, общий размер: 158 x 216 x 144 дюйма. Приобретение Далласского художественного музея на средства, пожертвованные Фондом приобретения Джолеша, The 500, Inc., Национальный фонд искусств, Брэдбери Дайер, III, мистер и миссис Брайант М. Хэнли-младший, мистер и миссис Майкл С. Мьюинни, Диди и Расти Роуз, а также мистер и миссис Уильям Т. Соломон. «Крис Бёрден: крайние меры» в Новом музее, Нью-Йорк, 2013. Предоставлено New Museum, Нью-Йорк. © Крис Бёрден. Изображение любезно предоставлено The Chris Burden Estate и Gagosian. Фото: Бенуа Пэйли.

    9 слонов в (классной) комнате, которые должны нас «сбить с толку» | Уилл Ричардсон | Современное обучение

    «Когда я действительно пытаюсь согласовать то, что я думаю о том, как дети учатся и что мы практикуем в наших классах, меня это тревожит.

    На недавнем утреннем семинаре для руководителей школ в довольно небольшом школьном округе Новой Англии, примерно через час после разговора, сосредоточенного на том, что они думают о том, как дети учатся лучше всего, помощник суперинтенданта несколько удивительно сказал вслух номер были без сомнения чувство.

    «Когда я действительно пытаюсь согласовать то, что я думаю о том, как дети учатся и что мы практикуем в наших классах, меня это тревожит», - сказала она. «И это меня расстраивает».

    Как надо.

    Одна из вещей, которую я пришел к выводу в ходе своих многочисленных бесед с педагогами со всего мира, заключается в том, что в наших нынешних системах школьного образования есть ряд практик, которые «сбивают нас с толку», прежде всего потому, что они не соответствуют то, что Сеймур Паперт называет нашим «запасом интуитивных, эмпатических и здравых знаний об обучении». Но что также примечательно в этих практиках, так это то, что мы редко хотим обсуждать их вслух, вместо этого позволяя им молча парить на заднем плане нашей работы.Мы знаем, как я предположил несколько недель назад, что во многих случаях эти практики пытаются делать «неправильные вещи правильно», а не «делать правильные вещи» в первую очередь. Но мы продолжаем, несмотря ни на что.

    В последнее время меня все больше разочаровывает наше нежелание признать этих «слонов в (классной) комнате», если хотите, потому что новые контексты для современного обучения, созданные сетевым миром, в котором мы сейчас живем, создают необходимо по-новому взглянуть на нашу работу в школах.Я собирал список этих «вещей, о которых мы действительно не хотим говорить в образовании» в надежде, что это может побудить нас вывести этих слонов на открытое пространство и зажечь столь необходимый разговор о том, что делать их. Вот девять из них:

    1. Мы знаем, что большинство наших учеников забудут большую часть содержания, которое они «изучают» в школе . Как отмечает Мэтью Либерман из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе: «На протяжении более 75 лет исследования неизменно показывают, что лишь небольшая часть того, что изучается в классе, сохраняется даже через год после обучения.Это в первую очередь , потому что учебная программа и работа в классе, которую они выполняют, мало или не имеют никакого отношения к реальной жизни студентов. И все мы это знаем, потому что мы сами забыли подавляющее большинство того, что якобы учили в школе. Тем не менее, мы продолжаем концентрировать наши усилия в первую очередь на знании содержания, о чем свидетельствует направленность наших оценок. Если бы мы признали, что истинное обучение незабываемо и основано на вещах, о которых мы хотим узнать больше, мы бы радикально сместили акценты в классе.(Чтобы узнать об этом подробнее, я настоятельно рекомендую «Книгу обучения и забвения» Фрэнка Смита.)

    2. Мы знаем, что большинству наших учеников скучно и они не заняты в школе. Согласно недавнему опросу Gallup, только 32% старшеклассников сообщили, что они «были вовлечены и с энтузиазмом относились к школе». Почти хуже, только 17% сказали, что им весело в школе, и столько же сказали, что они «делают то, что у них лучше всего получается» в школе. Кто-нибудь с этим согласен? И, кстати, давайте перестанем притворяться, будто мы можем решить проблему взаимодействия, передавая детям iPad или другие технологии.Вместо этого предоставьте им больше свободы воли, чем их собственное обучение.

    «Нам нужно прекратить подготовку студентов к экзаменам, которые могут сдать компьютеры».

    3. Мы знаем, что глубокое, продолжительное обучение требует условий, при которых школы и классы просто не были построены для . Когда мы смотрим на то, что каждый из нас наиболее глубоко изучил в своей жизни, почти всегда применяются одни и те же определенные условия: среди прочего, у нас был интерес и страсть к этой теме, у нас была реальная, подлинная цель в обучении. У нас была свобода воли и выбор, мы решали, что, когда, где и с кем мы этому научились, и нам было весело изучать это, даже если некоторые из них были «тяжелым развлечением».«Мы знаем это. Однако в подавляющем большинстве школ, ориентированных на учебную программу, ученики сидят и ждут, чтобы им сказали, что им нужно изучать, когда изучать, как это делать и как их будут оценивать. Они редко могут выбирать, и так же редко обучение, которое они проводят в классе, оказывает какое-либо влияние за пределы классной комнаты.

    4. Мы знаем, что не оцениваем многие вещи, которые действительно имеют значение для будущего успеха . Реальность в школьном образовании K-12 сегодня такова, что большую часть того, что мы оцениваем, содержание, знания и базовые навыки, легче всего оценить, а не самым важным.Гораздо сложнее оценить грамотность, навыки и склонности, необходимые для достижения успеха и ведения здоровой и счастливой жизни, особенно в мире, где ответы можно найти повсюду с помощью технологий, которые мы носим в карманах. В этом мире творчество, любопытство, изменение мышления, способность создавать, соединяться и участвовать в сетях… все это сейчас требуется, но лишь немногие из них в настоящее время вообще оцениваются. Как пишет Митч Резник из MIT Media Lab *,

    «Сегодняшние системы образования не предназначены для того, чтобы помогать людям развиваться как творческие мыслители… Парадоксально (и огорчает), что в то же время машины все чаще берут на себя задачи на рабочем месте, которые не требуют каких-либо уникальных человеческих способностей, наши системы образования продолжают побуждать детей думать и действовать как машины ... Нам нужно прекратить подготовку студентов к экзаменам, которые могут сдать компьютеры.

    5. Мы знаем, что оценки, а не учеба, - это результаты, которые больше всего интересуют учащихся и родителей. В новогодний день этого года второкурсница средней школы Эмили Митчум опубликовала статью в Pittsburgh Post - Газета, в которой она написала:

    Эта система…, по моему мнению, вызвала у моего поколения нездоровую одержимость оценками вместо того, чтобы учиться. Суровая реальность такова, что мы действительно не учимся так много, как могли бы. Мы учимся, потому что у нас есть тесты, а на следующий день после теста мы забываем всю изученную информацию.

    Каждый раз, когда я ссылаюсь на сообщение Эмили школьной аудитории, большинство голов кивают в знак признательности. То же самое и с родительскими группами. Спросите у большинства родителей, что их ребенок на самом деле узнал, как показывает эта оценка в табеле успеваемости, и вы не получите почти никакого ответа. (Я пробовал.)

    6. Мы знаем, что учебный план - это всего лишь предположение . Когда мы говорим о «Учебной программе», можно подумать, что это что-то поставленное на золотом блюде свыше.На самом деле, он был написан 10 белыми парнями среднего возраста (и их преимущественно белыми друзьями среднего возраста) в 1894 году под названием «Комитет десяти». Они были из одних из самых престижных школ и университетов того времени, и они сформировали структуру многого из того, что мы все еще преподаем в школах сегодня. Но мы знаем, что многое из того, что должен был выучить каждый ученик в 1894 году, на самом деле не является тем, что нужно выучить каждому ученику в 2015 году. Тем не менее, мы, кажется, не хотим связываться с рецептом. И, как знаменитый вопрос Сеймура Паперта, теперь, когда у нас есть доступ практически ко всему, что можно знать, «какую одну миллиардную долю процента» мы выберем для преподавания в школе?

    7. Мы знаем, что разделение обучения на отдельные предметы и временные блоки - не лучший способ подготовить детей к реальной жизни . Школа - единственное место в мире, где мы занимаемся математикой 45 минут, затем наукой 45 минут, а затем Шекспиром 45 минут. Это эффективность, которая служит системе, а не студентам. Еще раз процитируем Митча Резника *:

    : «Творческие профессии будущего не умещаются в коробки, так четко обозначенные и разделенные, как профессии сегодня.Должности, требующие мастерства и использования мощных технологий, будут заполнены людьми, которые сочетают в себе ряд различных навыков из разных дисциплин. Эта работа потребует не только междисциплинарного, но и антидисциплинарного мышления и действий ».

    Это кого-то шокирует? То же самое, кстати, касается разделения детей на возрастные группы.

    «Большую часть того, чему мы учим детей, мы учим« на всякий случай », когда им это может понадобиться».

    8. Мы знаем (я думаю), что система образования, созданная в настоящее время, не обеспечивает адекватной подготовки детей к тому, что последует, если и когда они закончат школу . Взгляните на последние заголовки: оценки NAEP снижаются; Результаты SAT плоские; Американцы занимают последнее место в решении проблем с помощью технологий; дети неграмотны в Интернете; большинство профессоров считают выпускников средней школы неподготовленными к колледжу или работе; и так далее (не говоря уже о проблемах взаимодействия, упомянутых выше). Безусловно, для этого есть много причин: бедность, сокращение бюджетов, отсутствие технологий в школах и т. д.И я знаю, что до тех пор, пока мы используем эти меры для измерения нашего успеха (результаты тестов, поступление в колледж и т. Д.), Реальных изменений будет трудно добиться. Но есть веские аргументы в пользу того, что мы достигли «пика образования», поскольку мы продолжаем пытаться делать неправильные вещи правильно и в процессе ошибаться.

    9. И, наконец, мы знаем, что обучение, которое прилипает, обычно изучается неформально, что явные знания составляют очень небольшую часть нашего успеха в большинстве профессий .Вместо этого неявные знания и способность учиться у других в данный момент, как лицом к лицу, так и в сети, гораздо важнее и эффективнее. Большую часть того, чему мы обучаем детей, мы обучаем «на всякий случай», когда они когда-нибудь в этом нуждаются, в первую очередь потому, что система все еще работает на убеждении, что явных знаний мало. В Интернете это не так. В современном мире будут процветать те, кто сможет узнать то, что им нужно, «вовремя» из различных сетей, источников и опыта.

    Каких еще слонов вы можете назвать?

    Признание этих «слонов» должно быть тревожным. Наша нынешняя практика и школьные системы не очень-то соответствуют этим истинам, если вообще не следуют этим истинам, и это должно заставить нас задуматься о том, насколько эффективно наши школы на самом деле готовят наших детей к их реальной жизни. Но мы можем что-то с этим поделать. Мы можем признать пробелы между тем, что мы знаем об обучении, и тем, что мы делаем в наших классах, и быть готовы по крайней мере участвовать в беседах, направленных на восполнение этих пробелов ради наших детей.

    Автор: alexxlab

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *